Вокруг Оси Времен, и немного о Хаосе Неодолимом

http://der-narrenturm.livejournal.com/6140.html

Преамбула: Занятная история приключилась со мной в прошлую среду. И, что самое занятное, случилось она на паре в университете. Пара, к слову, по курсу «погребальные обряды».
За те четыре с половиной года, что я провел в стенах нашего достославного университета, я уже некоторым образом смирился с мыслью, что вся современная позитивистская Наука о Религии сводится к тезису, озвученному ещё Сократом: «Я знаю, что я ничего не знаю, но другие не знают даже этого». Тезис сей, если и не выбит на каменных скрижалях, незримым призраком витает на всех лекциях, семинарах, и прочих занятиях. Нам рассказывают, какие забавные теории насочиняли за века научного и околонаучного изучения религии всякие мёртвые дяденьки, и как каждый из этих дяденек не соглашался со всеми остальными, а остальные — с ним. Сами эти теории преподносятся в виде некой занимательной игры ума: «Посмотрите, как здорово он всё придумал! Конечно, вряд ли оно и в самом деле так. Может быть да, может быть нет… темна вода в облацех.» Честное слово, грешным делом, иногда даже даже брала зависть к предшественникам, обучавшимся в эпоху торжества научного атеизма — им-то уж точно строили картину мира твердо и уверенно, это так, потому что так сказал Маркс (да благословенно будет имя его!), а это так, потому что так писал Ленин, аминь.
Самое забавное, что большинство преподавателей, даже если у них и есть какое-то свое мнение касательно фундаментальных вопросов, как-то… стесняются его озвучить. Разве что, Её Преосвященство ММШ, с высоты своего сана, позволяет себе иногда лукаво улыбнуться и обронить что-то вскользь о «многообещающих современных когнитивных теориях», но тут же замолкает, словно боится испортить сюрприз. Кстати, жду этого сюрприза с нетерпением, без шуток: очень интересно, что там её коллеги-эволюционные психологи придумали такого эдакого.
Но на этой паре было не так. Пришла беда, откуда не ждали, как говорится: на преподавателя словно напал какой-то пророческий экстаз. В кое-то веки, ведущий лекцию задался вопросом, не как и что говорили по этому поводу мёртвые дяденьки, а как оно всё на самом деле. Конечно, с тысячей оговорок («это только мое мнение», «вы со мной можете не соглашаться»), но нам изложили свое конкретное и ясное видение проблемы. Не стану сейчас даже говорить, что это была за проблема, как и не стану пересказывать содержание «откровения», тем более, что откровением оно и не было — ничего принципиально нового сказано не было. Зато оно было сказано твёрдо, и заставило поразмышлять, попытаться применить услышанное к более близкому вопросу, а именно, как вы наверное уже догадались, к викке. Размышления эти, впрочем, будут довольно сумбурными, увы, прошу меня простить. Единственное, что меня оправдывает, что это всё же не больше, чем дневниковая запись, а не научная или даже публицистическая статья.

На первый взгляд может показаться, что пафос всей неоязыческой идеологии заключается в «возрождении» некой дохристианской «духовности». Дело, в целом, забавное, ничего не имею против. Но интересно только, задумывался ли кто-то из неоязычников, что возрождение сие подразумевает так же и мифологического сознания?
Действительно, ведь между всем тем, что мы совокупно (и даже слегка огульно) называем язычеством и всеми современными религиями есть принципиальная разница, и она заключается отнюдь не в «почитании природы» (которого, как говорит брат Гарсиа, не было, ну, это и не важно).
Все доосевые (да, давайте потревожим немного товарища Ясперса) религиозные системы были собственно «религиозными» отнюдь не в том смысле, в котором мы сейчас понимаем эту самую «религию». Они были религиозно-мифологическими, или даже просто — мифологическими. Вопросы морали, о которых сейчас вещают с амвонов наши Святые Отцы, если и вообще стояли перед религиями того времени, то занимали откровенно подчиненное положение вопросам мифологического описания реальности. «Сущее», в одеждах мифа, имело неоспоримый примат над «Должным», собственно, «сущее» и было «должным»: главная задача ритуала — сохранение текущего порядка вещей. Это уже потом все начали резко «спасаться», и ради этого поститься, молиться, и слушать радио «Радонеж». Ну, и заодно сжигать всех тех, кто слушает другое радио.
Отсюда, как мне кажется, у идеологов современного неоязычества возникает проблема: страстно желая «вернуться к корням», но имея перед глазами в основном лишь постосевые религии, они, сами того не желая, стали создавать такие же постосевые системы. И тут, и там можно встреть разглагольствования на тему, какими «должно» быть современному язычнику, каким «должно» быть миру (родноверы обычно ещё любят порассуждать какой «должно» быть нашей стране). Мифы же, бывшие некогда сутью того, что наши волхвы и друиды якобы возрождают, низведены до роли «душеспасительных историй».
Если честно, как по мне, так это попахивает либо непониманием проблемы, либо лицемерием. Если бы кто-то спросил мое мнение, я бы сказал, что вместо того, чтобы думать каким человеку быть «должно» (религии спасения, включая восточные, дали уже множество вариантов ответа на этот вопрос, можно посоветоваться с ними), сначала следует разобраться, а какой он «есть», а после этого уже решить, стоит ли его как-то менять, или можно просто каждый год приносить его в жертву, разделять и собирать снова, чтобы он остался таким же. Как раз так, как это делали наши предки-язычники.

Но, как думают многие, Карл наш дорогой Ясперс основательно польстил постосевому времени. Мифологическое мировоззрение никуда особенно и не уходило, так что много усилий для его возрождения, буде этим кто-то озаботится, прикладывать не придется.
Давайте лучше вспомним, какова его — мифологического мировоззрения — основная черта. Конечно, это мышление бинарными оппозициями: «верх — низ», «день — ночь», «право — лево», «свое — чужое» (вот как раз эта оппозиция вообще сейчас цветет и пахнет в самых откровенно мифических проявлениях) и так далее. Короче «А — В». При внимательном рассмотрении, не трудно заметить, что компоненты «А» во всех оппозициях неким парадоксальным (мифическим) образом тождественны друг другу, а компоненты «В» — друг другу. Иными словами, «верх» это «день», «право», «свое», короче — «хорошо», а «низ» это «ночь», «лево», «чужое», то есть вроде как «плохо». Если так, то можно попытаться найти какую-то центральную, самую главную оппозицию, которая дает смысловую нагрузку всем остальным, те первоначальные «А» и «В», воплощениями которых являются прочие, и от неё в наших дальнейших размышлениях плясать, как от печки.
Определенно, эта оппозиция отнюдь не «хорошо — плохо». Это как раз уже вариант более поздних, озабоченных моралью религий спасения. Мифологическая картина мира основана на другом противостоянии, и это «Космос — Хаос». Это исток всего: Космос — всё то полезное, правильное, помогающие человеку выжить во враждебном мире (причем, как правило, созданное руками самого человека, отсюда неприятие современными язычниками всяческих «неестественных» материалов кажется мне довольно странным), а Хаос — это тот самый враждебный мир во всех его проявлениях: болезнь, дикий зверь, алчущий тебя съесть, иноплеменник, желающий снять с тебя скальп, и так далее — всё это демоны, титаны, иневые великаны. Задача человека — во-первых, всеми силами сохранить Космос, а во-вторых, по мере возможности, пытаться обратить в Космос Хаос. Например, вылечить болезнь, приручить, или добыть на охоте зверя, а иноплеменника можно женить на своей сестре. Ну, или самому снять с него скальп, тоже вариант.
Опять же, тут не стоит смотреть на всё это нашими моральными глазами. Космос — это не «хорошо» в привычном нам значении, это просто данность, а Хаос — это не «плохо», это просто Хаос: он как кислота может растворить Космос, но в тоже время он служит тем «небытием», из которого, по слову Демиурга возникает «бытие». С другой стороны, не стоит так же впадать в благоглупости и начинать петь мантры о «равновесии» и прочей ерунде, как это любят делать многие виккане: Хаос, быть может, непобедим, но с ним однозначно нужно сражаться, день изо дня, побеждая в одной битве за другой, отвоевывая новые и новые пространства.
Конечно, Космос и Хаос всё же не абсолютные категории. Ах, если бы всё было так просто. То, что было Хаосом для предка, вполне может быть Космосом для потомка, и наоборот. Однако, если викка считает себя язычеством в полном смысле этого слова, нам нужно уже определиться, где у нас Космос, а где Хаос. Кто наши Боги, а кто — Титаны. Потому как, изучая викканскую литературу, иногда складывается впечатление, что Хаоса вроде как и нет вовсе. Весь мир познан и понятен. Просто не мусорите в лесу, и будет вам счастье.
Но так, конечно, не бывает. Оппозиция «космос — хаос» — центральная, она же задает смысл всем остальным. Задает смысл всему остальному, иными словами. Кстати, у наших друзей христиан и иже с ними с этим всё хорошо (у них с мифологическим мышлением вообще всё хорошо), мы для них однозначный Хаос и слуги Сатаны. Это, конечно, не означает, что они для нас тоже должны стать Хаосом в свою очередь, отнюдь нет. Я просто показываю, как это работает. Просто они определились, в этом они куда больше язычники, чем мы. И по этому, они куда сильнее нас на данный момент.
Нам тоже нужно определиться. Главное, выбрать тот Хаос, с которым действительно стоит бороться, искренне и самоотверженно. Ради Космоса. Ради всего мира. Иначе в чем смысл?

Powered by WPeMatico

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *