Учение К. Юнга о Таро

Хотя многие тарологи применяют юнгианский психологический подход в своей работе, вопрос в том, знал ли сам Юнг что-либо о Таро. Что ж, вообще-то — да, знал, и хотел бы исследовать этот вопрос более тщательно, но препятствовала нехватка времени. Вот примеры упоминаний Таро Юнгом, хотя его знания, особенно в части истории Таро, были не очень глубоки.

16 сентября 1930 года Юнг написал в письме миссис Экштейн:

«Да, я знаю о Таро. Насколько мне известно, это карточная колода, использовавшаяся испанскими цыганами, старейшие карты из известных. Их до сих пор используют для прогностических целей».

1 марта 1933 года Карл Юнг упоминал о Таро на семинаре по активному воображению, продемонстрировав большую осведомлённость о предмете, чем можно было бы подумать, если судить по предыдущему письму. Вот точная запись сказанных им слов:

«Ещё одна странная область оккультного знания, где появляется образ гермафродита — Таро. Это колода карт, которую первоначально использовали цыгане. Существуют колоды испанского происхождения, датируемые, если я правильно помню, XV веком. Эти карты являются прародителем наших современных игральных карт, в которых красное и чёрное символизирует противоположности, а разделение на четыре масти — черви, трефы, пики, бубны, — также принадлежит к области символизма индивидуации. Это психологические образы, символы, с которыми играет человек, так же, как бессознательное играет со своим содержимым. Они образуют определённые комбинации, и различные комбинации соответствуют игривому развитию событий в истории человечества. Карты Таро состоят из обычных карт — король, королева, туз и т.д., — только изображения слегка отличались, кроме того, есть ещё 21 карта, на которых изображены символы или символические ситуации. Например, символ солнца, человека, подвешенного за ноги, башни, разрушенной молнией, колеса Фортуны и т.д. Они представляют собой некие архетипические идеи различной природы, смешивающиеся с обычным содержимым потока бессознательного, таким образом, их вполне можно использовать в интуитивном методе понимания потока жизни, возможно, даже для предсказания будущих событий, так как всё будущее основывается на событиях настоящего. В этом эти карты схожи с И Цзин, китайским методом предсказания, который как минимум позволяет прочитать текущую ситуацию. Вы знаете, человек всегда чувствовал потребность найти доступ к смыслу текущей ситуации через бессознательное, так как между основной ситуацией и коллективным бессознательным существует своего рода связь или подобие.

В Таро есть изображение гермафродита (diable) на карте Дьявол. В алхимии это — золото. Другими словами, такая попытка объединить противоположности для христианского мышления является дьявольской, каким-то злом, недопустимым, чем-то, что относится к области чёрной магии».

Из Visions: Notes of the Seminar given in 1930—1934 by C. G. Jung, под редакцией Клэр Дуглас, том. 2 (Princeton NJ, Princeton University Press, Bollingen Series XCIX, 1997), стр. 923.).

В «Архетипах коллективного бессознательного» (The Archetypes of the Collective Unconscious, CW, том 9:1, пар. 81), Юнг пишет:

«Если нужно сформировать картину символического процесса, хорошим примером является серия изображений, применяемых в алхимии… Также представляется, что изображения карт Таро являются отдалёнными потомками архетипов трансформации, и эту точку зрения подтвердила весьма информативная лекция профессора (Рудольфа) Бернуилли. Символический процесс переживается на карте и через карту. Это развитие обычно демонстрирует энантиодромную (Греческий термин, используемый Юнгом для обозначения понятия «все вещи превращаются в свою противоположность») структуру, подобно тексту И Цзин, и таким образом представляет ритм негативного и позитивного, потери и обретения, тьмы и света»

Дейдра Бейр в своей книге Jung: A Biography (Little, Brown, 2003, стр. 549) вспоминает, что в 1950 году Юнг каждому из четырёх членов его Клуба Психологии поручил исследовать «интуитивный, синхронистичный метод». Ханни Биндер должна была работать над Таро, а потом научить его читать карты. Они решили, что «единственной колодой, которая обладала всеми нужными свойствами и удовлетворяла требованиям метафоры, которые он по крупице собрал из алхимических текстов» было Марсельское Таро Гримауда. Работа Ханни Биндер продвинулась совсем недалеко, что можно понять из её отчёта, хранящегося в Институте Юнга в Нью Йорке. Группа распалась около 1954 г.

Что стояло за попыткой Юнга собрать этот материал? Мари-Луиза фон Франц в книге Psyche and Matter (1988) вспоминает, что ближе к концу жизни:

«Юнг предложил исследовать случаи, когда возможно участие архетипического слоя бессознательного — после серьёзной трагедии, например, или посреди конфликта или развода, — путем прохождения людьми процедуры предсказания: по И Цзин, раскладам Таро, при помощи предсказательного мексиканского календаря, составления натальной карты или гороскопа. Если гипотеза Юнга верна, результаты этих процедур должны сходиться…»

«(Исследование должно было состоять в) изучении инцидента путём сходства…. многих методов, с помощью которых мы могли бы попытаться выяснить, что Самость «думает» о данном конкретном случае…. Обычно довольно туманные формулировки предсказательных техник напоминают те «облака познания», которые, согласно Юнгу, составляют «абсолютное знание».

Далее фон Франц объясняет, что юнговские «облака познания» (термин из классической Йоги) представляют собой осознание нашим умом гораздо большего объёма информации, «абсолютного знания», содержащегося в коллективном бессознательном. Этим изображениям, с точки зрения «более или менее сознательного эго», недостаёт точности и ясности. Таким образом реализацией значения должен стать «живой опыт, который трогает сердце так же, как ум». Она продолжает:

«Архетипические образы снов и образы великих мифов и религий до сих пор выказывают несколько «туманную» природу абсолютного знания, кажется, что они содержат больше, чем мы можем воспринять сознательно, даже путём намеренной интерпретации. Они сохраняют смутное и таинственное качество, словно открывая нам больше, чем мы можем знать».

9 февраля 1960 года, примерно за год до своей смерти, Юнг написал г-ну М. Д. Корнеллу о разочаровывающем окончании своего великого эксперимента:

«При определённых условиях возможно экспериментировать с архетипами, как показал мой «астрологический эксперимент». Действительно, мы начали такие эксперименты в Институте К. Г. Юнга в Цюрихе, используя исторически известные интуитивные, то есть — синхронистичные, методы (астрологию, геомантию, Таро и И Цзин). Но у нас было слишком мало людей и возможностей, так что мы не смогли продолжить и были вынуждены остановиться».

Источник: Психология, Гадания, Магия, Помощь

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *