Типология современных христиан

 На примере православных верующих в статье описаны основные группы верующих, их психология, методы воздействия на них «духовных пастырей». Практически то же самое подходит и к другим религиозным, общественным и политическим группам и движениям.

Источник: http://carians.ru/ru/tipologija-sovremennyh-hristian

Было бы огромной методической ошибкой рассматривать христиан (даже христиан внутри определенной деноминации), как религиозную группу с единым учением и едиными психологическими доминантами. На самом деле, христиане в каждой крупной деноминации делятся на несколько видов, с совершенно различными верованиями и различным мировоззрением. Приведенный ниже классификатор (впервые опубликованный на сайте движения «карианство») надеюсь, будет полезен всем, кто интересуется прикладным религиоведением и психологией религиозного сознания.

I. Классификация христиан и психологические дискриминанты.

1. Изохристиане.
Образцово ортодоксальные христиане определенной (католической, лютеранской, православной и т.д.) конфессии, принадлежащие к определенному приходу (местному храму) — т.е. в некотором смысле изолированные от цивилизованного мира миром небольшой религиозной общины. Это примерно 2% жителей средней европейской страны. Эти люди верят буквально во все, что написано в церковном учении, причем буквально так, как там написано. Они стараются соблюдать все религиозные правила, обряды и ритуалы, даже если это причиняет им серьезные неудобства. Кроме того, они верят во все, что им говорят те или иные лица, выступающие от имени церкви.

2. Ортохристиане.
Ортодоксальные христиане определенной конфессии. Их доля средней европейской страны — чуть больше, около 3%. Они, как правило, знают в общих чертах конфессиональное учение и читали Библию. Кроме того, им известна большая часть церковных обрядов и они в основном посещают храм своей конфессии по церковным праздникам и иногда — по воскресеньям. В поверхностном смысле они верят в правдивость Библии и тех догматов, которые помнят, а также в действенность определенных ритуалов (молитва, установка свечей и т.п.). Крайне суеверны (принимают все суеверия, формально или неформально сложившиеся в данной конфессии). В основном они доверяют также официальным представителям соответствующей церкви.

3. Неохристиане
Верующие, уверенно относящие себя к определенной христианской конфессии. Это около 15% жителей средней европейской страны. Они, как правило, знакомы с несколькими фрагментами Нового Завета (обычно — с Нагорной проповедью из Евангелия от Матфея). Они знают некоторые части катехизиса, основные церковные праздники и способны воспроизвести минимальный набор ритуальных действий (перекреститься, поставить свечку, прочитать молитву и даже совершить некоторые более сложные мистические операции). Как правило, они крайне суеверны (при этом их суеверия зачастую выходят далеко за рамки данной конфессии). Они доверяют некоторым священнослужителям, с которыми или общаются лично или о порядочности которых знают от друзей и знакомых. Кроме того, они поддерживают публично объявленные социально-политические инициативы иерархов церкви.

4. Метахристиане.
Люди, связывающие себя с некой христианской традицией (как правило, с той конфессией, которая наиболее известна на данной территории). Их доля в средней европейской стране составляет около 30%. У каждого из них, как правило, свое представление о христианстве (как учении и мировоззрении). Это представление основано на разрозненных исторических и культурологических (в т.ч. фольклорных) источниках (так, многие знают народные приметы, связанные с датами церковных праздников). Обычно они имеют слабое представление о церковном учении и догматах, а также о содержании Библии: знают несколько из десяти заповедей и три-четыре афоризма из Нового завета: «Бог есть любовь», «Не судите, да не судимы будете» и т.п.. Некоторые наоборот хорошо знакомы с библейскими источниками, а также с нехристианской исторической, философской и эзотерической литературой (и понимают под христианством свои философско-этические воззрения, сформированные осмыслением такой литературы). Соответственно, они, как правило, довольно равнодушны к инициативам церкви в социально-политической сфере.

5. Иерохристиане.
Профессиональные священнослужители и другие профессиональные деятели церкви и околоцерковных миссионерских организаций. Их доля от населения не велика, но они играют ключевую роль в обеспечении стабильности церковно-конфессиональной системы.
Они делятся на три подвида. Просто карьеристы от религии, религиозные крикуны (в т.ч. организаторы христианских демонстраций), религиозные фанатики, религиозно-ориентированные психологи, религиозно-ориентированные писатели (в т.ч. т.н. «христианские публицисты» и «христианские журналисты»). На самом деле большинство из них распределено между 3-м и 4-м видом, но мы выделяем их в отдельный вид чтобы подчеркнуть именно профессиональную, деловую часть их взаимоотношений с религиозной корпорацией.

Итого получается около 50% населения, при опросах идентифицирующих себя, как христиане — что соответствует итогам опросов в среднем по Европе.

II. Особенности мировоззрения и информационного пространства.

Христиане 1-го и 2-го вида (изохристиане и ортохристиане).

Для этих категорий христиан, церковный и библейский мифы практически замещают собой наблюдаемую реальность. Иначе говоря, во всем, что выходит за рамки элементарных бытовых или трудовых операций, эти люди руководствуются не логикой, прагматикой и опытом, а представлениями, воспринятыми из катехизиса. Для 1-го вида — также и наставлениями обслуживающего священника (духовника, батюшки, пастора и т.п.).

Общение этих людей с «посторонними» (иноверцами или слабоверующими) имеет исключительно миссионерский мотив. При этом они совершенно не способны воспринимать даже простейшие разумные контраргументы собеседника, интерпретируя логичность этих контраргументов, как «бесовское наваждение».

Вообще в любом споре они действуют по простому алгоритму (инструкции), который разработан для них священнослужителями. На самом деле весь алгоритм построен на том, что собеседник поддастся подавляющей, действующей гипнотически, уверенности и субъективной правдивости миссионера (заметим: субъективно такой миссионер уверен, что говорит не просто чистую правду, а даже сверкающую абсолютную истину).

Несрабатывание этого алгоритма по отношению к собеседнику интерпретируется такими добровольцами-миссионерами 1-го и 2-го вида, как одержимость собеседника «бесами».

Когда они сталкиваются с каким-либо новым, ранее неизвестным явлением, то они воздерживаются от обсуждения этого явления до момента, пока не узнают мнение церкви (или, для вида-1, мнения своего обслуживающего священника). Основным критерием полезности чего-либо христиане этих видов считают освящение или одобрение этого церковью.

На первый взгляд, эти два вида христиан совершенно не представляют интереса — в силу малочисленности, нарушенной коммуникабельности, отсутствия критичности мышления и расстройства строя мысли, проявляющегося в формах, феноменологически сходных со слабоумием (отличие этих форм от истинной олигофрении — специальный вопрос, выходящий за рамки данной статьи).

На самом деле именно эти два вида христиан являются основой существования церкви, как субкультуры, представляя пример живого образца для подражания верующим других видов. Очень существенным является состояние религиозной экзальтации (постоянной для 1-го вида и периодической — для 2-го вида). Иногда эти временные психические расстройства доходят до уровня сумеречных состояний сознания, бреда и галлюцинаций.

Соответственно, именно эти виды верующих, в силу особенностей своей психически являются первичным источником «свидетельств» о разнообразных церковных «чудесах» (экзорцизме, мироточении икон, схождении благодатного огня, чудесных исцелениях и пр.).

Христиане 3-го вида (Неохристиане).

Это — наиболее многочисленная и активная часть христиан, можно сказать — ударная сила клерикализма в любой христианской конфессии.

Христиане 3-го вида достаточно коммуникабельны и адекватны (т.е., в отличие от христиан 1-го и 2-го вида, не выглядят психически больными либо слабоумными).

Кроме того, они бывают исключительно активны либо в бытовом миссионерстве (стараясь под любым предлогом приобщить неверующих или инаковерующих знакомых и родственников к церковной практики), либо в миссионерстве публичном (которое выражается или в участии в православных демонстрациях, или в дискуссионных мероприятиях, в частности — сетевых форумах). Такая активность, как ни странно связана с неуверенностью в истинности своей веры. Фактически, стараясь убедить других, христиане 3-го вида борются с собственной неубежденностью (а бороться с ней они считают необходимым, поскольку как правило испытывают иррациональный страх перед «невидимым миром», населенным бесами и угрожающим адом после смерти).

Истоки неубежденности христиан 3-го вида лежат в глубокой внутренней противоречивости и алогичности христианских мифов (а также частных мифов отдельных конфессий — католицизма, лютеранства, православия и т.п.). Кроме того, эти мифы находятся в таком же глубоком противоречии с реальностью современной науки, техники и вообще жизненной практики.

В силу такого положения дел, христиане 3-го вида крайне изобретательны в смысле конструирования наукообразных аргументов и даже целых псевдонаучных систем (креационизм, библейская археология и т.п.), которые далее используются и для самоубеждения и для полемики с иноверцами и атеистами.

Именно христиане 3-го вида поддерживают иллюзию целостности христианского сообщества, поскольку без них образовалась бы ясно видимая пропасть между ортохристианами и метахристианами — и неоднородное христианское сообщество лопнуло на две неравные части.

С точки зрения церковной корпорации, неохристианский контингент, подхлестываемый внутренним психологическим кнутом, представляет колоссальную ценность,

Но подобное напряженное психическое состояние несет в себе риск «опрокидывания» неохристианина в одну из двух сторон.

Во-первых, такой христианин, постоянно находящийся в состоянии внутреннего конфликта веры и реальности, лишен естественного здорового «ментального иммунитета» против абсурда. Из-за этого он может стать добычей религиозной корпорации другого типа (т.н. тоталитарной секты), которая пользуется более мощными средствами снятия внутренних психических противоречий путем радикального «оглушения» сознания либо примитивными мистериальными действиями, либо более современными, но не менее жесткими приемами НЛП и психодинамики.

Во-вторых, в его сознании накапливается психическая усталость и, устав от упомянутого конфликта веры и реальности, он может просто отбросить христианскую веру, как бесполезный и обременительный груз, и стать либо атеистом (агностиком), либо приверженцем какой- либо свободной религии (от европейского дзен-буддизма до современного викканства).

Из-за этого риска потери наиболее боеспособной части личного состава, церковная корпорация вынуждена вкладывать серьезные ресурсы во внутреннюю пропагандистскую деятельность, ориентированную на христиан 3-го вида.

Такая деятельность ведется в трех направлениях:

  • Первое — создание эмоционально ориентированной аргументации, хотя бы внешне примиряющей ортодоксальную доктрину со здравым смыслом и положением дел в современном обществе.
  • Второе — разносторонняя дискредитация всех возможных форм атеизма с позиций кантианской или платоновской философии, гуманистической этики, а также с использованием тенденциозно истолкованных научных данных (приправленных расхожими оккультными мифами).
  • Третье — нагнетание ужаса и ненависти по отношению к свободным религиозным движениям. В последнем случае в ход идут наиболее грязные методы пропаганды, заимствованные у тоталитарно-фашистских режимов середины прошлого века — причем, как и в прошлом веке, в отношении низкообразованной части неохристиан эти методы работают достаточно эффективно.

Христиане 4-го вида (Метахристиане).

Как уже говорилось выше, это — самый многочисленный вид христиан. Именно своей многочисленностью он важен для доминирующей церкви, поскольку позволяет ей претендовать на статус «церкви большинства». При этом христиане 4-го вида относят себя к той или иной конфессии в силу традиционных соображений, основанных на социальной мифологии. Так средний русский как правило, относит себя к православной традиции (потому что, согласно социальному мифу, русская культура имеет православные корни). По той же причине, средний поляк отнесет себя к католикам, а средний голландец — к протестантам. Если христианин 4-го вида получает более подробную (и весьма неприглядную) информацию о вероучении и деятельности той конфессии, с которой он себя ассоциирует — то возникает обычно весьма своеобразная реакция. Он продолжает относить себя к той же конфессией, но при этом строго отделяет свое представление о религии от церкви и церковного учения. В некоторых случаях, он отбрасывает не только церковную систему, но и большую часть Библии. Мало того, примерно четверть христиан этого вида вообще не верят в Бога (т.е. воспринимают конфессию как культурно-этическую, а не как религиозную систему). Еще примерно половина — представляют себе Бога, как некую сущность, более похожую на гибрид «формы форм» Платона и справедливого «закона воздаяния» (кармы) из популярной литературы о религиях Востока, не особо, впрочем, эту сущность конкретизируя. Наконец, оставшаяся четверть создает для себя сравнительно последовательное собственное «локальное учение» Высших Силах, которое соответствует их представлениям о мироздании (разумеется, считая это учение вполне соответствующим названной христианской конфессии).

Христиане 5-го вида (Иерохристиане).

Большинство этих христиан воспринимают религию скорее не как мировоззрение, а как престижную и доходную профессию. В частности, многие католические предстоятели были однозначно неверующими, а многие из современных деятелей РПЦ пришли в профессиональное православие из профессионального (научного) атеизма — когда произошла смена государственных приоритетов и на рынке PR-услуг православные идеологи стали более востребованы, чем атеистические. Иначе говоря, они являются приверженцами определенной христианской конфессии лишь пока и если это приносит понятную материальную выгоду.

Конечно, среди христиан 5-го вида всегда есть значительная доля ортодоксальных верующих, и даже фанатиков (причем в основном среди низшего слоя иерархии). Как правило, это люди с низким уровнем образования, слабым интеллектом, однако высокой степенью экзальтации — так что зачастую их деятельность привлекает значительное внимание таких же малообразованных христиан из 1 — 3 видов. Соответственно, они также необходимы церковной корпорации — поскольку являются сырьем для производства будущих святых, угодников, чудотворцев и т.п.

Можно сказать, что наиболее интеллектуальная и образованная часть христиан 5-го вида является агностиками или скептиками (т.е. атеистами), либо последователями эзотерических, «внутренних» учений. О таких учениях «для внутреннего круга посвященных» мы знаем из истории начиная примерно с IX века.

Основным ресурсом иерохристиан (как истеблишмента пестрого христианского сообщества) является широкий арсенал приемов массового внушения, в частности, опыта эмоционально-убедительного построения дискуссий с иноверцами для дальнейшего использования в убеждении окружающих. Дополнительным ресурсом является мифологический ореол причастности к «высшим силам» и к «многовековой духовной традиции».

Главным их слабым местом является обоснованный страх перед конкурентами (другими конфессиями и движениями, оперирующими на том же «духовном» рынке).

Другим слабым местом является вынужденное следование конфессиональной традиции и, соответственно, необходимость объяснятся по поводу всех нелепостей и неблаговидных эпизодов, накопившихся за несколько веков.

Наконец, есть еще одна слабость, методического свойства.

Дело в том, что они вынуждены сильно дифференцировать объяснения (проповеди) в зависимости от того, к кому из перечисленных выше категорий эти проповеди обращены. Естественно, что наставления, адресованные ортохристианам, покажутся метахристианину мракобесием, а проповедь, адресованная к метахристианам для ортохристианина будет выглядеть еретической.

В условиях современного информационного общества это вызывает серьезнейшие внутренние проблемы, которые церковная корпорация пытается решить путем сегментирования внутреннего информационного поля — но этот вопрос уже выходит за рамки данной статьи.

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *