Текст II: Единое в Двух, Двое во Множестве, или о Боге и Богине. Часть 2: О Триединой Богине

http://der-narrenturm.livejournal.com/9214.html

Люди всегда знали Богиню. Я не хочу говорить «поклонялись» или «почитали»: современные формы религиозного поклонения возникли не сразу, Богиня – старше них. Современному человеку, коим, без сомнения, являюсь и я, и вы, крайне трудно представить, как именно наши первопредки выстраивали свое общение с сакральным вообще, и женской компонентой священного в частности. Но одно утверждать можно совершенно точно – они о Ней знали.

Знали, и никогда не забывали. И хотя мы часто обвиняем представителей так называемых «авраамических религий» в том, что они отринули Богиню ради одного Бога, это не совсем так. Средневековые марианские культы в Европе, и софийская «ересь» на востоке прямо указывают, что на деле Богиня никогда не покидала человеческих душ, а души – не покидали Её. Пожалуй, лишь только один небезызвестный аравийский пророк вознамерился вовсе «очистить» священное от женственности, но даже он в какой-то момент одумался, и ввел в свою ещё не написанную тогда книгу Божественных Жен. Жаль, что впоследствии он малодушно отказался от своих же слов.

Так кто же Она, Та, о которой невозможно забыть? Та, что древнее всех, но вечно юна и полна жизни? Та, с которой все начинается, и которой же все заканчивается?

Она Богиня, Вечная Женственность, Мать Мира — Мать всех людей и богов, и их же смерть. Та, что вращает Колесо. Вечная Дева, Жена и Старуха, Свобода, Любовь и Мудрость, Глубина Глубин и Тайна Тайн. Тысячи поэтов слагали оды в честь Неё, не зная, что хвалебные песни достойные Ее – лишь крик новорожденного младенца, стон страсти и – последний вздох умирающего. Тысячи художников и иконописцев пытались явить миру ее невыразимую красоту, позабыв, что только несотворенная прелесть звездного неба, несжатого поля и бушующего моря могут хоть как-то служить отражением Её подавляющего величия. Безумием с моей стороны будет пытаться добавить хоть что-то к уже сказанному о Ней. Ну что же, я не боюсь прослыть безумцем.

О Ней

Как уже было сказано ранее, в викке Богиню обычно связывают с луной. Луна – это как бы живой символ, еженощное знамение, являющееся нам, дабы мы еженощно же вспоминали о Ней. Подобно трем основным фазам луны – растущей, полной и убывающей – мы различаем в Богине три последовательных модуса, или три фундаментальных ипостаси – Дева, Мать и Старуха. Но есть также и четвертая фаза, и четвертый модус – Богиня Новолуния, Тёмная Мать. Подобно той фее из сказки, которую забыли пригласить на крестины, о Темной Богине часто стараются забыть и не поминать Её лишний раз. Чем это закончилось для героев сказки, мы все прекрасно знаем. Никому не следует повторять этой ошибки.

Также мы отождествляем Богиню с землей и водой, в том смысле, что из земли и воды выходит все живое, и в них же возвращается. В некотором роде, с определенной долей условности, можно сказать, что плодородная почва и питающая влага – сакральное тело Богини, Её священная плоть. Но тут не стоит сводить понимание Её порождающего Лона исключительно к привычной для нас планете Земля. В конце концов, та древняя неназванная Звезда, в недрах которой возникли все образующие нас и нашу планету вещества, и которая в грандиозном пароксизме родовых мук взорвалась когда-то, дабы позволить возникнуть нашей планетарной системе – также была плотью Богини.

Если немного отвлечься от материальных метафор и отождествлений, и попытаться перейти на уровень более «духовный», «метафизический»,  то я понимаю Богиню также как Источник Судьбы. То вселенское Колесо, в виде которого в викке представляют время, как время вселенной вообще, так и локальной человеческой жизни, вращается Ее волей. Смена сезонов, смена состояний и качеств, и возвращение их же на круги своя по истечению положенного срока – есть отражение смены Ее модусов. Конечно же, во вращении Колеса участвует так же и наш Бог, но он, подобно нам смертным, так же является и его жертвой, объектом его воздействия, когда как Богиня – та Вселенская Жрица, что вечно свершает Ритуал Времени, будучи и присущей ему, но находясь также и вовне.

Кроме того, в понимании нашей Богини мне кажется важным знание, что Она – есть Врата. Через Нее все приходит в мир, и через Нее же и уходит, чтобы прийти вновь. Она есть акт перехода из одного состояния в другое, Она суть Та, кто воплощает, и развоплощает. Любое перемещение между мирами, между уровнями реальности, между пластами бытия происходит через Нее. Не «с Ее помощью», а буквально через Нее. В этом аспекте – Она сама возможность перемещения, способность возвысится, и средство спуститься. Не случайно, в народном христианстве Богородица даже имела возможность «доставать» души грешников из ада: здесь, мне кажется, отражается то ощущение человеком Богини как Перехода.

Коль скоро я когда-то принял викку в качестве своей веры, я склонен соглашаться с викканской трактовкой Богини в Ее трёх (и еще одном) ликах – Девы, Матери и Старухи (и их общей Тени): это понимание кажется мне верным, глубоким и мудрым. Поэтому, в этом своем тексте я также не могу не остановиться на каждом из ликов подробнее, без этого он будет не полон. Итак, Триединая Богиня является нам в следующих образах:

О Деве

Богиню-Деву я понимаю главным образом как Свободу. Слово «Дева» не стоит понимать в этом контексте как физическую девственность. В первую очередь Дева – это незамужняя женщина, то есть женщина свободная от всяческих ограничений, обязанностей и норм, несвязанная клятвами и чьими-то ожиданиями, принадлежащая только себе, и никому более. Богиня-Дева простоволоса и боса, Она – стремительный вихрь, неостановимое движение-ради-движения. Она азартная охотница и экстатическая танцовщица: обычно виккане связывают Деву с образом греческой Артемиды, но мне она представляется так же и в виде Саломеи, той, которая силой своего невыразимого танца стала Царицей над царем, обретя Власть над властью.

Богиня-Дева также есть нерастраченный потенциал, начало пути. Она есть Невинность в смысле «непроявленность», Она возможность стать кем угодно, но – не сейчас. Она – Принцесса, которая обречена стать Королевой, но пока наслаждается лишь потенциальной своей способностью к этому. В некотором смысле, Она – ожидание праздника, не менее приятное и томное, чем может быть сам праздник.

Имея весь этот потенциал – Она также Сокрытое Сокровище, Желанный Приз. Вся та свобода, коей Она владеет, никого не может оставить равнодушным, испить из этого бурного и пенного ключа, «Фонтана Молодости» – всеобщее желание. Она Дева-в-Башне, ради которой Герой бросает вызов Змею, и, в определенном смысле, Она властвует и над Героем, и над Змеем. В данном своем аспекте Она также Свобода отказаться от Свободы, с которой начинается всякий путь.

Ритуальным атрибутом Богини-Девы я считаю колокольчик, или бубенец: подобно колокольцам на браслетах Танцовщицы, или бубенцам на узде коня Охотницы – это тот предмет, который своим звуком обозначает начало нового ритуального действа, начало пути, еще непроявленный потенциал, свободу свершить всё, что угодно. И – ожидание праздника.

О Матери

Наверно, к образу Богини-Матери виккане, да и не только они, обращаются чаще всего. В том нет ничего удивительного, ведь именно в этой ипостаси Триединой Богини все Её качества, наиболее важные для человека, проявляются полнее всего. Богиня-Мать есть Предел, Реализация, Экзальтация. Она – наивысшая точка амплитуды, осуществленный Смысл, выполненная Миссия.

Она – Всеобщая Мать, породившая Всё, и потому Ее невозможно не любить, как невозможно не любить свою собственную мать, пусть даже эта любовь может принять самые странные и неузнаваемые формы.

В числе прочего, поэтому Богиня-мать есть Любовь. Любовь Матери к Чаду, и Чада к Матери есть нечто неизменное, постоянное и неизбывное. Кто-то полагает даже, что эта Любовь – источник любой другой любви в жизни человека. Я не берусь судить, так ли это, но эта мысль не лишена смысла, как по мне. Но так или иначе, и вся остальная Любовь также присуща Матери – именно любовью к своему божественному Супругу Она в некий момент и стала Самой Собой, и теперь позволяет нам также обрести себя через нее.

Богиня-Мать также есть Царица и Хозяйка мира. Она Та, ради которой «всё и затевалось»: источник смысла, достигнутый предел возможного. Нельзя представить что-то более величественное. Она Богиня плодородия, но «плодородие» не стоит сводить здесь только к «чадородию», сиречь рождению детей. Рождение – создание, воплощение — всего, чего угодно, будь то песня, предмет обихода, или идея – от Неё. И я, пишущий сейчас этот текст, «рождаю» его исключительно именем, силой и властью Богини-Матери. Она – Богиня Прихода, Богиня Актуализации, Богиня Явления и Проявления. Всему, чего мы можем коснуться и с чем можем как-то взаимодействовать – мы обязаны Ей.

Из всех Божественных образов Богиня-Мать ближе всего к миру материального, миру воплощений. Именно поэтому, Ее проще всего увидеть, к ней проще обратиться. Возможно, Она первый образ Божественного, с которым смог когда-то соприкоснуться человек на заре истории.

Ритуальными атрибутами и символами Богини-Матери являются чаша, котел и рог-Корнукопия. Не трудно увидеть здесь визуальное сходство с Порождающим Лоном и Чревом, но не стоит концентрировать свое внимание только на этой визуальной составляющей. Чаша – тот предмет, через которой мы приобщаемся к Божественному в виде его зримого воплощения – ритуального вина-крови. Через Чашу Божественное как бы спускается к нам, переходит из абстрактного, незримого и неощутимого – к видному, вещественному и проявленному. Возможность этого перехода – дар Богини-Матери всем нам.

О Старице

Богиня-Старица, Старуха или Карга – третий лик Триединой Богини. Она – Богиня финала. Если Мать – врата сюда, то старица – путь отсюда. Если Дева – начало пути, то Карга – его завершение.

Прошедшая весь путь от начала до конца – Она есть воплощение Мудрости, ибо нет уже ничего, чего бы она ни знала и чего бы ни испытала. И последняя Тайна – Тайна Той Стороны – также известна ей. И всеми своими тайнами Старица милостиво делится со всеми, кто также пытается понять их – и Её, ведь и Она сама – Тайна.

Богиня-Старуха есть увядание и смерть, призванные подготовить место для новой жизни. Подобно пресловутой «старухе с косой» Она приходи к каждому в самом конце, и только Ей ведомо, когда этот самый конец настает. Но не стоит пугаться такой перспективы,  не стоит страшиться Её прихода: ведь Она ничего не уничтожает полностью, но лишь меняет качество и состояние на нечто иное.

То, что Смерть – это ещё не конец – одна из тайн Старицы, которой она может поделиться. Легко озвучить эту мысль, но стократ сложнее истинно понять и принять ее, и я сам не могу утверждать, что мне удалось это. Что ж, мне остается только надеяться, что когда-то Старица сможет объяснить ее мне. Именно об этом стоит молить Её, ведь помимо того, что Богиня-Старуха есть Мудрость, Она же — и Надежда.

И Она же – Отдых после трудов праведных, Она та, кто собирает урожай наших дел. Не будь Ее – мир превратился бы в бесконечный поиск без надежды найти, бесконечный бег к цели, которую невозможно достичь. Возможно, кому-то такая перспектива и покажется не лишенной прелести, но гармоничным такой мир назвать было бы нельзя. Где есть Начало – должен быть и Итог.

Крайне редко в ритуальной практике теперь используются атрибут Старухи – Серп. Только один раз мы кладем его на алтарь – в праздник Урожая Зерна. Подобно Чаше – Серп есть средство перехода и смены состояния, но если Чаша делает это через рождение и исторжение, то Серп – через смерть и поглощение. И заявляя, что мы те, кто идет путем Мудрых, нам должно понимать, что одно – не лучше и не хуже другого.

О Тёмной Матери

Подобно тому, как Земля отбрасывает тень на Луну, а Луна – на Землю, Богиня также имеет Тень. Четвертый лик Триединой богини (как бы странно не звучал это пассаж) – есть Тёмная Мать, Чёрная Госпожа, общая Тень Девы, Матери и Старухи.

В первом тексте этого цикла я уже писал, что Единое Божественное по природе своей не благо, и не порочно, но вся благодать и все пороки – в Нём. Чёрная Госпожа в некотором смысле есть персонификация всего того в Богине, что мы в восприятии своем считаем страшным, разрушительным и губительным.
Она есть тот Неистребимый Ужас, что приходит из Тьмы и заставляет нас жаться к огню и свету. Она – Хозяйка бесплодных обожжённых Пустынь, Королева чернейших Глубин Океана, где нет места ничему привычному и знакомому нам. Она – Беспощадный Рок, Печальная Участь.

Если Богиня-Старуха являет собой закономерный уход и должный конец пути, то Тёмная Мать – есть Смерть-до-Срока, Бездна, в которую срываются неосторожные, бесконечно сжимающаяся и сжимающая Чёрная Дыра.

Всё это звучит крайне отталкивающее, но определенно можно сказать, что хоть Она – Грозна и Ужасна, Она – не Зло. Викка вообще не оперируют понятиями «добро – зло», есть только причина и следствие.

Там, где совершенное тобой деяние ведет тебя к страшным последствиям – появляется Она, Расплата и Урок, Карающая Десница Божественного. И только пройдя через тот Кошмар, что несёт Она с собой ты поймешь, где совершил ошибку и как должно было — и будет — поступить.

Во всём своём инфернальном величии, Чёрная Госпожа есть одна из граней величия Единой Богини, и один из источников Ее сил. Не будь у Богини Тени – Она не была бы так полна и совершенна, какой Она является нам, ибо без ужаса нет восторга, а без трепета – любви. Она также – те испытания, что делают нас сильнее, та Буря, сталкиваясь с которой мы обретаем опыт, как пережить бурю, та Раскаленная Печь, в которой мы перепекаемся и обретаем совершенство, огонь, вода и медные трубы, пройдя сквозь которые мы только и можем достичь полноты.

И наконец — в час самых страшных испытаний, когда других средств уже не остается, мы можем направить свои молитвы к Тёмной Матери, ибо кто еще может победить Ужас, как не другой, больший Ужас, и кто может спасти от Бездны – как не Бездна же?

Следующий текст
Предыдущий текст

Powered by WPeMatico

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *