Текст I: Введение в систему звезды, а также о Единственном Едином и о начале движения

http://der-narrenturm.livejournal.com/8462.html

1. Я верю в Единую невыразимую Божественность,
что есть начало и конец в отсутствии начала и конца,
единосущную всему и пребывающую во всём.

О системе звезды

Трудно подобрать слово. Современная космологическая система учит нас, что то, что мы называем «Вселенной», имеет начало во времени (вернее – само время имеет начало) и конец в пространстве (опять же, точнее – само пространство где-то заканчивается). Этого недостаточно, потому слово «Вселенная» нам не подходит. Вместо него я буду говорить просто «Всё»: всё что есть, всё, чего нет, всё, что было до Большого Взрыва, даже если там ничего не было, ибо поименованное «ничего» — уже что-то, и всё, что за пределами пространства и времени.

Так вот, это ВСЁ представляется мне в виде звезды. Не пентаграммы, нет, и даже не гексаграммы – символа Макрокосма принятого в оккультизме. В виде звезды с бесконечным множеством лучей. Нарисовать такую невозможно, поэтому пусть здесь лучей будет тринадцать – в честь тринадцати полнолуний в календарном году, и в честь того темного мистического ареола, что окружает это число в культуре.
Но необходимо помнить, что на самом деле их не тринадцать, а бесконечное множество.

Эта звезда – Всё. Просто Всё, то, про что мы можем сказать «есть», «существует» и даже больше, то, про что мы ничего не можем сказать. Всё материальное и духовное, энергия, время и пространство, физическое и метафизическое. Всё, что было есть и будет. Словом, просто Всё.

На острие каждого луча находится личность человека. Живущего, жившего, или будущего жить – каждого, ведь лучей бесконечное множество. То, что мы сами полагаем в качестве себя, то, что осознаем как «Я» и отделяем от всего остального («не-Я») – на самой крайней точке луча. Но о крайних точках звезды я буду говорить позднее. Сейчас необходимо взглянуть на ее центр.

О Едином

В центре находится Абсолют, Единственный – Единственное, Невыразимое Божественное, то, больше которого ничего нельзя помыслить, предел и источник всякого бытия. Прочитай этот текст христианин, он бы сказал, что в центре – Господь Бог. Мусульманин сказал бы, что там Аллах. Но я думаю, они ошиблись бы. Там То, кто превосходит любое имя и определение, То, кого нельзя назвать ни Господом, ни Богом, ни Аллахом, ибо Оно больше любого слова любого языка. И я, назвавший Его Божеством и Абсолютом – ошибаюсь, ведь говоря о Нем, не ошибиться невозможно. Можно сказать, что Оно – Непостижимо, но и это будет ложью, Оно непостижимей непостижимости, темнее тьмы и светлее света, больше величайшего и меньше наименьшего, абсолютней абсолюта и пустее пустоты. Оно – предел в отсутствии  предела и начало без начала. Оно – Парадокс Парадоксов.

Так как Оно выше всякого существования, я стараюсь избегать говорить о Нем, используя имена существительные, и не хочу называть Его божеством, божественным началом, или тем более – богом. Оно – Божественное, Оно – Божественность как таковая, суть всякого духа, То, что делает душу – душой, а бога – богом. Тем более глупо и наивно пытаться интерпретировать его в качестве Творца или Демиурга: Оно есть и Творец, и Творение, и акт творчества, и сама идея творения – всё это слито в Нем в нечто единое и неотличное. И вместе с тем, Оно же – причина существования сотворенного и источник его гибели. Оно Творец, Вседержитель и Разрушитель, и Оно же – Творчество, Существование и Разрушение.

Невозможно сказать, личность ли Оно, или нет. И да, и нет, Оно – сверхличность, Личность Личностей, и в то же самое время, конечно же Оно – безлично. Оно не благо, и не порочно, но вся благодать и все пороки – в Нем. Вопрос о трансцендентности или имманентности так же останется без ответа: Оно единосущно Всему и пребывает во Всём, но не сводится к миру, а мир не сводится к Нему. Пожалуй, лучше всего бы здесь подошло слово «панЕНтеизм», если бы не его второй корень — «теос»: как я уже сказал, Оно — не бог, и даже не Бог, Оно — больше.

В викке, когда пытаются говорить о Нем, могут сказать – Драйтон. Как по мне, это слово так же нелепо, как и «Аллах», например. Поэтому я предпочитаю звать Его «Единое», хотя, конечно, и это слово – не менее нелепо. Но всё же я не могу не говорить о Нём, и потому вынужден использовать хоть какое-то слово, полностью осознавая тщетность его произнесения. Однако коль скоро я – викканин, можно сказать, что всё написанное мной выше – мое понимание викканского Драйтона.

О движении к центру

Будучи воплощенным человеком из плоти и крови, живущим одну из своих человеческих жизней, Единое никак невозможно помыслить, ибо наш сделанный из плоти же мозг просто не в состоянии вместить в себя нечто настолько беспредельное. Молится Ему тоже бессмысленно, ведь каждый раз обращаясь к Нему, мы полагаем Его в виде чего-то конкретного, способного услышать нашу молитву, способного быть нам собеседником и адресатом наших молитв – когда как Оно больше любой конкретики, больше любого образа. Молитва Ему – это уже приуменьшение Его.

Однако то, что это бессмысленно, вовсе не означает, что этого делать не стоит. То, что мы ничего не можем о Нем сказать, не значит, что о Нем не надо говорить. Ведь в той же степени, что всякое слово о Нем – ложь, всякое же слово – правда.

С этим парадоксом придется смириться, ибо Единое есть Парадокс Парадоксов, как уже было сказано. Не в силах никогда достигнуть Его, мы все же вечно к Нему стремимся, ибо идти имеет смысл только по тому пути, у которого нет конца.

Именно поэтому каждый ритуал я начинаю с молитвы Ему:

Именем Единого, Древнего Проведения,

Сущего от начала, и пребывающего вовеки,
Источника всех вещей:
Всеведающего, всепроникающего, неизменного, вечного!

Я не прошу ничего у Него в этой молитве, я никак не пытаюсь с Ним взаимодействовать, ибо знаю, что в этом нет смысла, и если я попробую – это будет уже не Оно. И хотя я говорю «именем», я не называю Его по имени, ибо если бы и было имя, достойное Его, мне пришлось бы произносить его вечно. Нет, этими словами я просто обозначаю свое устремление к Нему, хотя и знаю, что никогда Его не достигну.

С этих слов начинается мое движение: с самой крайней точки луча звезды – к ее центру.

Следующий текст
Предыдущий текст

Powered by WPeMatico

Статьи по теме:

Оставить ответ