Ритуал Самайн, «Общество Агавы»

Для группы с одной жрицей. Созерцательно-мистерийный. Упор на визуальное и звуковое сопровождение. (Проводился под Hans Zimmer («The Da Vinci Code») – Daniel’s 9th Cipher). Для лучшего эффекта на управление музыкой стоит поставить отдельного человека). Алтарь может быть ориентирован на Запад, Северо-Запад или Север. Ритуал проводится в полностью затемненном помещении. Перед началом ритуала зажжены три свечи – две и одна в центре алтаря, это единственные источники света в помещении. Между свечами божеств стоит чаша (пустая) и кувшин с гранатовым вином. (Может быть только полная чаша, если участников немного). С правой стороны алтаря – белый круглый хлеб, на нем – цветочный венок (предпочтительны розы). С левой стороны – зеркало (перед началом ритуала может быть закрыто отрезом ткани). На жрице – черная накидка или скуфейка на голове и маска на спине (чтобы после ее было легко надеть)

Жрица произносит импровизационное обращение к людям с просьбой о внимании и единстве в круге. Молитва Единому. Проводится стандартное закрытие круга (очищение стихиями пространства и участников, призывы стихий и замыкание круга), после чего переход к основной части.

Наступил Самайн. Время огней. Время перемен.

Ночи давно уже длиннее дня, и дыхание зимы остудило кровь.

Глаза всех ныне живущих вновь прикованы к таинству, что свершается в мире.

Скорбь и лед сковывают сердца, наблюдая, как гибнет Бог.

В мрачных лесах затерялся след его, преследуемого тенями.

И бежать бесполезно.

И сил больше нет.

У корней векового древа склонился он, ища заступничества.

Но нет никого, кто скрылся бы от нее. Она всегда настигает.

Раненный темнотой, отравленный холодом, сияние меркнет его.

И кровь его проливается в землю, чтобы напитать ее.

Жадно пьет земля чужую жизнь,

Ей все равно, кто отдает себя ей.

Даже того, кто еще вчера освещал и наполнял ее силой

И его не щадит. И его поглотит.

Поблекли камни в золотой короне с дубовыми листьями,

Выцвели золотые с алым одежды, испачканы грязью.

Холоден воздух, тихо кружится снег, укрывая листья.

И когда ощутил он спокойствие,

Порыв ветра в лицо ударил ему И он увидел Ее.

*задувается первая свеча – свеча Бога*

Лицо ее черно,

Лицо ее в морщинах,

А в руках – чаша, полная яда.

Волосы ее полны серебра,

И черны одежды, на поясе – нож,

Что нанес ему рану.

О, призрак неизбежности!

Как холодно!

Как страшно!

И сгущаются тени!

И не в силах он оторвать от ее лица взгляда.

Но в глазах ее — лишь равнодушие.

*задувается вторая свеча – свеча Богини. В течении последующей речи жрице необходимо взять с хлеба венок в руки и припрятать спички, чтобы не искать их в темноте по всему алтарю*

Она же молчит, застыв изваянием.

А дышать все сложнее.

Неужели не пощадит?

И невесть откуда ему шепчет голос:

Как ни бежал ты, пришло время признать:

Никто не уйдет от нее.

За порогом – великая тайна.

И не для короны, но ради тайны ты принял свой путь.

Так будь же спокоен.

В молчании приблизилась она к нему.

Тишина их двоих окутала липким туманом.

Она опустилась перед ним на колени,

Отступать более некуда.

Она протянула чашу,

И помогла сделать глоток.

Утерла заботливо лоб от снежинок и грязи.

И закрыла ему глаза.

И когда последняя капля крови его впиталась в землю,

Свет померк для него и опустилась тьма.

*задувается третья свеча, выключается музыка. В темноте жрица надевает маску и венок. Про себя в тишине и темноте он обращается к Богине, и становится ее голосом в ритуале и проводником ее силы и воли*

Я настигаю, как ястреб, свою добычу.

Не знаю пощады.

Не знаю сомнений.

Не ведаю жалости.

Жизнь вселила в вас страх потерять самих себя.

Жизнь одарила вас коронами,

Напялила мантии, вручила вам скипетры,

И сказала – гордитесь собой и бойтесь моей сестры!

Бегите ее! Берегитесь ее!

Замогильный мрак уничтожит все, что было вам дорого!

Другим наказала меня презирать.

Третьим – подчинить. Четвертым – почитать, и молить.

Послушно трепещут сердца, стучат и стучат.

Но у меня одной – ключи от всех врат.

У меня одной – все секреты,

И цена, и смыслы, и цели ваших желаний,

И истинные лица ваши.

Я одна милосердна к вам,

И в руках моих — не яд, как внушила вам Жизнь.

И она мне — не сестра,

А лишь то, что вы хотите видеть во мне.

Я и есть Жизнь. Я и есть Смерть.

Я и есть Свет. Я и есть Тьма.

Я и есть Ложь. Я и есть Правда.

А правда проста — вы всегда возвращаетесь к свету жизни,

*продолжая речь, жрица зажигает центральную свечу на алтаре*

И я не смею вас останавливать.

Ибо ход колеса вечен

И жизнь приходит к смерти,

Свет поглощается тьмой,

Чтобы вновь воссиять в самом ее сердце.

Надежда же не способна угаснуть

Ни на какой стороне мира – ни в сиянии жизни, ни в тишине смерти.

*Жрица устанавливает зеркало за свечой в центр алтаря*

В Самайн ищут силы и мудрости, ищут встречи с теми, кто живет на иной стороне, где сияет изумрудное солнце.

Как я могу отказать в такой наивной просьбе?

Я благословляю вас пройти его путь – путь через темноту и холод Зимы, через иные миры за гранью понимания вашего, отыскать то, что вам необходимо и то, что вы жаждете более прочего.

Но прежде, чем вы сделаете первый шаг во мраке, я трижды одарю вас. Как коронованный бог узрит вновь свою суть и истинное лицо, так и вы увидите себя настоящего. Я дам вам испить из чаши, что хранит все знания мира, и дам вкусить хлеба, как принятие вашей природы.

Жрица благословляет зеркало, хлеб, обходит вокруг алтаря и становится со стороны свечей богов, перед вином. Благословляет вино и наливает его в чашу, после чего приглашает первого участника. Участник подходит к алтарю, смотрит в зеркало, берет хлеб, и принимает из рук жрицы чашу (она со своего места не сходит). После этого идет благословение участника через сцепление рук над алтарем. В этот момент он может попросить у богов то, что он желает. После того, как жрица отпускает руки участника, он возвращается на свое место. Когда все участники получат причастие, жрица возвращается на место перед алтарем и может сама заглянуть в зеркало. После этого проводится девокация.

Так было, так есть, и так будет.

Путь совершается каждым из вас – изо дня в день, из года в год.

И в том мое благословение, что боль ваша сгорит в пламени надежды, зажженным мной,

То, что вам более не нужно – останется во мраке моем, и более вас не потревожит,

А те, с кем вы жаждете встретиться – придут в ваши сны.

Я благословляю вас, и покидаю ваш круг,

Но никогда не оставлю вас.

Я в каждой тени, в каждом порыве ветра, в каждой снежинке, в каждом опавшем листе,

В тени вашей радости я скрываюсь, в тихой печали, и берегу вас.

Как и Бог ваш, ставший землею и тенью, шагнувший за мной в тишину.

Да будет так.

Жрица снимает венок и маску и проводит размыкание круга.

Автор: Александра Нэа, жрица «Общества Агавы«

Источник: wiccanscrolls.ru

Статьи по теме:

Джон Холстед. Придуманная религия... (Invented Religion) Несколько лет назад один блоггер проводил опрос на тему: «Сможете ли вы поверить...
Молитва к Асару (Осирису) Осирис Осирис, Осирис,Осирис, Владыка.Фараон двух земель,Возьми нас в свои руки,Осирис, ХозяинЖизн...
Я был только тем … (И.А. Бродский)... Я был только тем, чеготы касалась ладонью,над чем в глухую, вороньюночь склоняла чело. Я был лишь те...
Что же совершенствует колдовство?... Источник: Э. Маккой «Продвинутое колдовство»Перевод: Alica Mia Мы должны снова спросить себя: что же...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *