Почему викка — это язычество

Источник: veris-sacri.livejournal.com
Нужно ответить вот на такое рассуждение Парнады.
Прежде всего, вот на такую реплику: «В общем в последнее время я все меньше понимаю чего все так носятся с этим словом?«
Со словом все носятся, потому что так работает политика идентичности. Идентичность — это ресурс. Главная функция идентичности в данном случае — легитимация. Это не столько легитимация перед лицом асатру, родноверов или кельтских реконструкционистов, сколько в собственных глазах: в наших ритуалах мы часто рассказываем мифы, «о том, что и как делали в старину», присваиваем себе древние рассказы о богах, которые в нашей культуре однозначно считаются «языческими», и заявляем о себе как о некоем сообществе. Мы называем себя викканами, и считаем других виккан в чем-то подобными нам. Если бы наша викка была религией книги, опиралась на определенную систему оккультной премудрости, как телема или инициатическая традиционная викка, да и просто — имела бы свою развитую мифологию, которая бы определяла нашу практику и нашу идентичность, языческая идентичность нам могла бы и не понадобиться. Во всяком случае, мы всегда могли бы уйти в наш специфический материал, сообщив всем остальным, что в них не нуждаемся.
Однако, та викка, которую практикую я и которую, насколько я понимаю, практикует большинство русскоязычных виккан, сознательно эклектична и существует за счет обращения к самому разному культурному материалу. Это постмодернистская религия, сознательно составляющая себя как коллаж и утверждающая, что это нормально. О границах допустимого постмодернизма можно спорить бесконечно — но понятно, что для разных традиций и практиков эти границы окажутся разными. Будет ли что-то общее между людьми, которые решились на такое? Я думаю, что будет, и это — маркировка всего того, что мы заимствуем, как «язычества».
Область «язычества» возникла благодаря распространению в Европе и части Азии христианства. В язычество были свалены совершенно разные фрагменты культурного наследия — чаще всего крайне грубо и с целью их забыть или сделать безопасными для господствующего дискурса. С эпохи Возрождения проводилась систематическая реабилитация этой области, которая закончилась тем, что в XX в. появились люди, которые в здравом уме сами назвали себя язычниками. Для «нормальной» западной культуры это так же дико, как называть себя, допустим, негодяем или утверждать, что ты добровольно заблуждаешься. Но с течением времени само слово «язычество» получило вполне нейтральное или даже положительное звучание — и во многом благодаря тем, кто с большим ущербом для своего социального благополучия сознательно его реабилитировал, позиционируя себя как язычника.
Слова — это духи, крайне могущественные существа, которые меняют реальность. Мне, в принципе, все равно, считает ли Паганка викку язычеством. Это не почетный титул, тут нечем гордиться. Но в моей собственной практике, в моем понимании моего собственного пути, в моем взаимодействии с культурой, «язычество» как термин не просто для меня «удобен» — он мне необходим. Мой подход к «язычеству» явно в корне отличается от подхода, допустим, кельтского реконструкциониста или славянского новоязычника, которые поставили своей главной задачей «воссоздание» и «аутентичность» (которая для них также значит «этничность»). Мое язычество — неоромантизм, это фолианты Кирхера, реконструкции «друидизма» Стьюкли и Йоло Моргануга, миф Грейвса, Стархоук и «прадионисийство» Вячеслава Иванова. Это оперы «Снегурочка» и «Царь Эдип». В определении границ язычества я менее всего руководствуюсь рациональными соображениями об «удобстве» термина как инструмента познания — куда большую роль здесь играют эстетические соображения и способность этого слова вызывать эмоции.
В примере про «антиязыческий» консенсус относительно викки (в котором почему-то были воображены Путин, Навальный и Стивен Хокинг — люди совершенно некомпетентные в данном вопросе), предполагается, что ее должны определить как язычество извне, чтобы применение этого термина к викке было легитимным. Это та же логика, которая отказывает, например, Свидетелям Иеговы в праве именоваться христианами — здесь высший авторитет выносится за пределы самого викканского сообщества. Я не очень понимаю, почему мы должны отдавать наше право на самоопределение кому-то еще — тем более, что у нас хватает ресурсов для того, чтобы отстоять свою языческую идентичность.
Я согласен с тем, что дела, совместная история (не та, о которой пишут в книгах, а та, которую каждый проживает среди других людей) и, добавлю — совместная практика — куда важнее, чем самоназвания в формировании реального сообщества — назови его языческим или как-либо еще. Мне повезло быть частью удивительной, посистине магической дружбы между викканами и телемитами; нам не нужен был никакой общий ярлык, чтобы делать одно дело — я бы даже сказал, Делание. Но именно споры о словах и портят хорошие человеческие отношения — особенно, когда они ведутся по поводу права одного человека определять другого. Полезно помнить, что вне субъективной реальности отдельного человека такого права не существует.

 
  

Статьи по теме:

Воззвание в память о жертвах терракта в Ницце Это небольшое воззвание было написано утром 15 июля, когда я открыв новости узнала об ужасной трагедии поизошедшей в Ницце. Кто не помнит/не читал некий сумасшедший человек решил что настала пора оставить о себе след в истории и вместо того чтобы изобрести например лекарство от рака или стать рок-зв...
Викканские божества часть 1. То, как кельты представляли своих богов, сейчас уже нелегко узнать. В каждой из известных легенд люди никогда не называли истинного имени бога, говоря: “Я клянусь теми богами, которыми клянется мой народ...”.Такая завеса тайны хранила богов от любопытных зорких глаз посторонних, так как только член...
Сэйбл Арадия. Лики викканского Божества Sable Aradia. The Many Faces of Wiccan Divinity) Аутсайдер или новичок в Ремесле легко может решить, что в викке предписываются определенные верования относительно Божества. Какие именно, зависит от того, какую книгу из разряда «Викка 101» он прочитает первой. Однако надо помнить, что большинство по...
Заклинания любви и дружбы Заклинания любви и дружбы Заклинание привлечения любви Ингредиенты: розовая (можно заменить зеленой) свеча в подсвечнике, сухой розмарин, эфирное масло базилика (или абрикоса, имбиря). Натереть свечу эфирным маслом от основания до фитиля. Насыпать круг из розмарина вокруг свечи и зажечь ее. Визуал...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *