Побег из Эдема

Побег из Эдема

Побег из Эдема

До того, как что-либо появилось, существовала я. До начала сознания, до света, до тьмы, до мысли. В тишине я начала помешивать котел пустоты и от движения зародилась жизнь. Я радовалась движению и наслаждалась танцем вселенной. В мгновение моего ока миры наполнились жизнью и живыми существами, а я наблюдала за ними, как мать, и отпустила их от себя.

Один из миров особенно волновал меня. В этом мире меня почитали и считали самой Жизнью. Люди считали себя частью моего тела, а их поступки были посеяны в плодородную почву взаимосвязи, священные и глубинные – в темную землю, в глубокий океан, в широкое небо.

Но, в конце концов, все изменилось. Некоторые использовали свою свободу для того, чтобы завладеть свободой других. Скоро некоторые стали святыми, в то время как другие считались профанами и нечистыми. Возникла сильная идея, которая обрела свою жизнь. Родился Бог-Отец. Сначала я не принимала во внимание эти изменения. Я позволила людям верить в то, во что они хотели. Я думала, что эта идея означает почитание каким-то образом и меня тоже. Но скоро идея распространилась с быстротой чумы: мои храмы были разрушены, мои поля – истощены, а мои жрицы превратились в личных рабынь Бога.

Но у меня была причина для того, чтобы не вмешиваться. Весь мир еще не до конца был охвачен идеей мужского божества, исключая меня. Там, где продолжали почитать жизнь и связь со мной, Землей, космосом, культуры процветали. Женщины оставались женщинами во всей своей славе и силе, мужчины оставались мужчинами. Никто из них не обязан был ставить себя превыше других, они просто существовали. Они сосуществовали, объединялись, мужчины с мужчинами, мужчины с женщинами, женщины с женщинами, в любых комбинациях и для меня это было прекрасно. Но силу Бога нельзя было отрицать…он кричал в пустыне и люди поспешили к нему. Идея выжила, и Бог стал сильным.

В скоре, на полях, напитанных моими водами, вырос сад, окруженный стеной, в котором Бог поселил мужчину, Адама, и женщину, Еву. Эти двое были взяты от моих людей и воспитаны, чтобы стать королем и королевой новых племен, которые бы выбрали Бога в качестве своего божества, совершенно позабыв обо мне. Ничего не зная и вырастая среди тех, кто уже начал забывать меня, эти двое не могли покинуть сад – это было запрещено.

Бог впервые заговорил с ними, рассказав о том, что он создал их – одного из другого, обоих одновременно, из глины. Он показал им прекрасный сад и фрукты всех деревьев, а так же всех животных, находящихся в пределах сада. Он сказал Адаму, что все это принадлежит ему. Он был хозяином Земли (сада). Он сказал Еве, что она так же является землей и природой, и потому должна подчиняться Адаму. Адаму он не сказал, что тот тоже был землей и природой, хотя, конечно, и он был ими. Таким образом, мужчина был первым в этом племени, полностью отрезанном от меня.

Моя рана все еще не зажила.

Ева оставалась частью природы, наблюдая за циклами Земли, и понимая, что она – часть этого всего. Но все же она была несчастна, заметив то, что Адам, который был таким же, как и она, оказался любимчиком Бога. Природа была заменена Мыслью, а над физической плотью доминировал невидимый дух.

Бог часто беседовал с Адамом. Еве же сказали, что она не способна понять их разговор. Они ожидали, что она ничего не поймет от скуки или расстройства. Бог сказал Адаму, что Ева будет довольна своей ролью в природе. Она будет жаловаться, потому что она слабая, и ментально зависима от него. В какой-то степени Адаму это было по душе, ему нравилось чувство превосходства, и он поверил этому. Поскольку Бог не создавал ни одного из них, он не осознавал лживости этой веры, и это стало моим оружием.

Я наблюдала за этими отношениями из-за стены. Я выжидала. Я слышала, как Бог говорил Адаму и Еве о Древе Познания и запретил им есть его плоды. Да, в этом чудесном саду было дерево, священное для меня, на котором росли яблоки. И этот фрукт даровал ясное видение и сердечную смелость. Это не обычные яблоки. Эти деревья веками произрастали во дворах моих храмов и были употребляемы в пищу моими жрицами и моими пророчицами. Бог сделал этот фрукт запрещенным, но никогда не говорил об опасных последствиях, стоящих за употреблением его в пищу. И какое-то время Адам и Ева повиновались.

В один прекрасный день Бог позвал Адама, чтобы поговорить о скрытых вещах. Беспокойная Ева бродила по саду. Тогда я решила действовать, чтобы противостоять волне, охватившей землю. Превратившись в змею, древний и священный символ моей силы и мудрости, я пришла в сад и заползла на дерево. Я ждала, спрятавшись в раскидистых ветвях, когда Ева подойдет поближе. Ведь я не сомневалась, что она придет.

Ева приблизилась к дереву, встала под его раскидистыми ветвями и вздохнула. Чувство беспокойства окутало ее, словно шаль, однако было в ее сознании что-то такое, что не давало ей покоя, хотя она и не осознавала этого. Я видела ее, красивую и сильную. Я ощущала ее внутреннее противоречие… И я так же знала, что она не осознает причину своей грусти.

Я решила воспользоваться возможностью поговорить со своей дочерью.

«Подойди ближе», позвала я ее, и она повиновалась. «Я Богиня, всеобъемлющая. Да. Да. Я та, по образу которой ты сотворена. Сила и красота, смелость и внутренняя сила – все это есть в тебе так же, как и во мне, и во всем, что принадлежит мне. Адам тоже принадлежит мне, хотя он и слушается сейчас другого.»

«Но нам сказали, что нет Бога кроме Единого!» Ева вздохнула, не веря собственным ушам.

«Да, вам и вправду так сказали. Ты этому поверила? В своем сердце? Я сотворила все, и все происходит от меня. Даже Бог, в конце концов, вернется ко мне…По своему, в своем ограниченном саду, он прав. Но за этими стенами живут племена и там меня почитают, и женщины такие, какими они должны быть, так же как и мужчины. Там жизнь — это паутина, а не лестница.»

«Я не понимаю своей собственной роли. Я лишь чувствую, как что-то глубоко внутри меня желает выбраться отсюда на свободу» Сказала Ева.
Тогда я пожалела ее, «Я знаю. Ты росла, не осознавая своего подчинения и даже когда я говорю с тобой, ты не понимаешь. Съешь этот фрукт. Он посвящен мне, и он подарит тебе знание, чтобы раскрыть твой потенциал и дать тебе смелость действовать, когда необходимо.» Я подползла ближе и прошептала, «Если ты хочешь, чтобы твои дочери были свободны, съешь этот фрукт.»

Ева сорвала красно-золотой фрукт с нижней ветки и откусила кусочек. Ее прекрасные волосы стали черными, как уголь, а ее глаза, словно обсидиановые озера, раскрылись и смотрели, видели, понимали. И она заплакала.

«Я должна освободить Адама, он должен съесть этот фрукт и понять, что мы попали в рабство. Мы должны сбежать из этого сада.» Сказав это, она заметила, что Адам приближается к ней. Она протянула фрукт, сказав, что он должен его съесть.

Когда Адам откусил кусочек яблока, земля сотряслась и загрохотала. Стены начали рушиться. А Бог навис сверху темной тучей.

Почему вы ослушались меня? Адам, ты должен выплюнуть яблоко и подчиниться мне.

Но капелька яблочного сока уже увлажнила губы Адама, и когда он облизал их, крошечная искра осознания рассеяла тьму в его уме. Он все еще повиновался и бросил фрукт на землю. «Прости меня, Господь, женщина дала мне фрукт, и я ел.» Моментально осознав силу женщины, равенство его «спасительницы», Адам все же преклонил колени и принял хомут рабства ради того, чтобы занимать более высокую позицию, таким образом, предавая как себя, так и Еву. Соотнося себя с Богом, он посчитал, что женщину можно легко подавить в этом саду под покровительством Бога. Если они сбегут из сада, Еву будет не так то легко одолеть.

Бог сказал:
Женщина, ты совершила самый тяжкий из всех мыслимых грехов, ты съела запретный плод и будешь за это наказана. Ты будешь изгнана из этого сада, и будешь скитаться по миру, презираемая моими людьми.

Ты будешь лишена того, что считала священным; нагота твоя будет прикрыта одеждой, твои союзы с мужчинами будут заклеймлены позором, и ты будешь повиноваться мужчине, как движимое имущество; семя ссоры будет посеяно между тобой и сестрами твоими, и в действительности ты будешь одинока, рождение детей и материнство будут наказанием и слабостью; смелость сердца будет преодолена силой сжатого кулака.

Так Бог послал Еву и Адама в свои племена, которые уже успели забыть обо мне. Тут к ним относились как к первым из людей. Но не смотря на это, роль Евы была тяжкой и она считалась собственностью мужчины…и теперь знание и понимание этого делало постигшее ее наказание самым болезненным из всех.

Вскоре мужчины заполнили владения Бога, а женщину угнетали любыми способами. Когда она пыталась подняться, сжатый кулак сбивал ее с ног. В умах маленьких девочек были посеяны семена неуверенности в себе, и сама культура отрицала все женское. Любой признак женской духовности был глубоко похоронен или адаптирован, чтобы соответствовать нуждам культа Бога. Но у Евы, отведавшей плод Богини, остался стержень знания и смелости, в котором она нуждалась и она сохранила эту мудрость Богини. Она будет передавать ее через своих дочерей до тех времен, когда они смогут восстановить свое законное место в обществе и возродить Богиню в себе и в мире.

Грех Евы был восстанием против Бога, которое привело к Знанию – Знанию о том, что у женщины достаточно сил для противостояния Богу-Отцу, потому что она не была сотворена по его подобию…и в то время как ее племя восстанавливает свои знания о Богине, грех Евы становится актом освобождения. Мудрость Богини, смелость устраивать бунт и оказывать сопротивление, быть сильной в своем сердце, все это является неотъемлемым правом племен Евы, передаваемым по бесконечной женcкой линии. Ее племена возродятся благодаря непокорным дочерям.

© Hechisera. перевод, взято с сайта MatriFocus

Источник: wiccanscrolls.ru

Статьи по теме:

Оставить ответ