Особенности использования деревенской магии в рамках викканской практики

Источник: Особенности использования деревенской магии в рамках викканской практики

Благодарю: Моргану Ситхоув, Верховную жрицу «Серебряного Круга» — за вдохновение, Черного Милоша, моего ученика и напарника – за техническую помощь и хорошо заданные вопросы, Асгет Ладарнэ (asgeth) – за бесценный теоретический материал.

Несмотря на то, что Викка сама по себе не является древней религией, во многом она основывается на народных верованиях Западной Европы. Если говорить о ведовской традиции в России, то мы также имеем богатое наследие народных верований, заговоров и ритуалов. Однако в российской викканской практике всё это богатство практически не используется. Те викканские заговоры и заклинания, с которыми мне чаще всего доводилось сталкиваться, в частности, в книгах, в оригинале, возможно, больше ассоциируются с вдохновенным колдовством за счёт своих литературных свойств, нежели это ощущается по переводу. В переводе многие достоинства пропадают, и на выходе мы видим что-то гораздо больше напоминающее корявые детские стишки. Мы все росли на русских сказках, их стилистика в нашем сознании однозначно ассоциируется с волшебством и магией – это ещё один довод за то, чтобы пользоваться народными заговорами в викканской практике. Но при этом есть и целый ряд факторов, делающих русскую народную традицию несочетаемой с современной Виккой. В данной статье я хочу обозначить наиболее распространённые проблемы использования народных заговоров и предложить способы решения этих проблем.

Одной из первых и самых распространённых помех, отталкивающих виккан от русской деревенской, «земной» магии, является её ярко выраженная «православность». Имена христианских святых, формулировка «раб Божий», святая вода и прочая церковная атрибутика, привязанность к православ-ным праздникам плохо сочетаются с викканским мировоззрением. В то же время, если мы откроем практически любой этнографический труд, приводящий в достаточном количестве тексты народных заговоров, мы увидим, что они достаточно чётко делятся на две группы. Я назову их условно – «заговоры» и «народные молитвы». Там, где колдун чувствовал себя в состоянии справиться с ситуацией, он действовал методом заговора, приказа. Обстоятельства же, которые, по мнению колдующего, были непреодолимы без божьей помощи, требовали применения «народных молитв», и как раз в них мы видим большое количество чисто христианских элементов. Вопреки распространённому мнению, спектр ситуаций первого типа достаточно широк. Для успешного использования данных заговоров порой достаточно убрать формулировку типа «раб Божий» и вместо «аминь» поставить викканское «да будет так». Ни смысл заговора, ни его эффективность от этого не изменятся. Что же касается «народных молитв», то многие из них также возможно скорректировать под викканские мировоззренческие установки. Приведу примеры подобной переделки.

Пример первый. Чтоб быть в милости, ласке и почете (наговор при купании)

Стала я на восток хребтом, на запад – глазами, на север – руками, на юг – ногами. На западной стороне сидит обручённый Иосиф, очами зрит на госпожу Пресвятую Богородицу, любуется на неё – не налюбуется, глядит на неё – не наглядится, хвалит её – не нахвалится, так бы и на меня, рабу Божью (имя) люд христьянский, весь род человеческий: и млад и велик, и стар и сед, и слуги и господа, и попы и судьи, и слабые и сильные, и богатые и нищие, и самые низшие и самые высшие – все любили меня, почитали меня, все хвалили меня, любовались мной. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Как изменить данный заговор? Во-первых, пару Иосиф-Мария мы заменяем на то, что нам ближе – Бог-Отец и Богиня-Мать (последнее можно стилистически передать как «Богиня-Матушка»). Получаем, кстати, вполне себе бельтайновские ассоциации. «Христьянский люд» заменяем просто на «люди». Вместо «попов и судей» (данная пара олицетворяла в русском сознании власть духовную и власть светскую) – «все чины и власти». Наконец, на месте «во имя Отца и Сына и Святого Духа – аминь» говорим «во имя Бога и триединой Богини – да будет так».

Пример второй.
Тяжело больного человека, от которого отказались врачи, чтобы поднять его со смертного одра, обтирают его же ношеной рубахой, после чего следует отнести эту рубаху в поле или в лес, произнести над ней следующий наговор и определённым образом сжечь.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Шёл Господь по земле, людям помогая, от гроба поднимая. Подними, Господь, раба твоего (имя) с одра болезни, смертельной постели. С мук телесных, отверни от смерти, поверни к жизни именем твоим, делом моим. Продли рабу твоему (имя) веку земного. Аминь.
В данном случае мы фактически пишем наговор заново, оставляя только его суть, но используя уже викканский мотив воскрешения и наполнения силой. Возвращение сил и здоровья больному здесь можно проассоциировать с тем, как во время Остара Бог и Богиня идут по земле и воскрешают природу от зимнего сна.

Вторым предубеждением против использования деревенских заговоров является как раз мнение, что их нельзя переделывать. Данное мнение не совсем верно. Деревенская магия использовалась не только каким-то одним колдуном, но в той или иной степени применялась всем населением деревни. Это была подлинно народная традиция. Наследуя её, не оставляя исключительно в прошлом, оживляя её своей практикой, мы сами получаем моральное право вносить необходимые, актуальные для нас коррективы там, где это возможно. Другое дело, если от перемен смысл заговора теряется. Здесь, конечно же, изменения неуместны, и при неприемлемости текста заговора требуется создание его аналога – возможно, с нуля.

Третья проблема – устарелые цели, ради которых составлены наговоры, и невозможность соблюсти часть условий (особенно тех, которые касаются материальной основы) в силу изменения бытовых реалий. Мы, жители современного мегаполиса, во многом отличаемся от жителей русской деревни 19 века. Нам чаще всего не нужны заговоры на здоровье скотины, – хотя здесь любители домашних животных могут со мной не согласиться, и им для составления заговоров я дарю стилистически верную формулировку «скотина дворовая и домовая». У нас нет своего двора, овина, бани, печи, хомута… А вот такие сферы приложения сил, как финансы, здоровье, человеческие отношения остаются актуальными что в старину, что в наше время. Соответственно, можно использовать и заговоры данной тематики с учётом некоторых выше описанных изменений. Деревенская магия складывалась под влиянием существовавшего тогда быта, сейчас мы можем её приспособить под условия быта современного. Например, ванная комната для нас вполне заменяет баню, крестьянский двор может быть заменён балконом, печь – плитой, духовкой (хотя в некоторых случаях стоит не полениться выехать за город и развести костёр) и так далее.

"Приход колдуна на крестьянскую свадьбу", В.М. Максимов, 1875

Однако более серьёзной проблемой, чем все вышеописанные, предстаёт потеря культурной связи и ассоциаций с мифологическим пластом, на котором построены заговоры, а также долгий период атеизма и забвения народных традиций, что привело к утрате значений ряда образов и символов, встречающихся в этих текстах. Здесь можно посоветовать только одно – изучение научно-исследовательской этнографической литературы, в том числе советского периода. Вопреки предубеждению, она вполне доступна в сети, в электронных библиотеках. Даже учитывая рационалистическую и атеистическую позицию авторов-составителей данных трудов, особенная ценность их в научной точности и полноте собранного материала.

Следующей, более специфической проблемой является малая известность этих самых серьёзных источников среди «широкого круга пользователей». Книжные прилавки порой наполнены всевозмож-ными сборниками заговоров, которые под маркой традиционного, русского и старинного выдают стилизованные православные новоделы, по сути являющиеся «народными молитвами» и, соответ-ственно, абсолютно не пригодные для использования практиками-викканами. Кроме того, мне лично в подобных сборниках попадались явно недописанные заговоры и обряды, что также затрудняет их практическое применение. Также в подобной литературе, например, в поздних книгах из серии от имени широко известной «Сибирской целительницы», много как надуманных историй и заговоров для них, так и псевдонародных новоделов. Я думаю, каждый толковый практик после изучения определённой научной литературы, пользуясь идеями из данной статьи, будет в состоянии сам создать выдержанное в стилистике и традициях деревенской магии заклинание, которое, тем не менее, будет ближе и понятней непосредственно его образу мышления, а значит, работать гораздо эффективнее в его собственной практике, и при этом не платить деньги тем, кто стремится нажиться столь сомнительным образом. Дабы не перегружать статью, я могу выдать список литературы всем желающим по индивидуальной просьбе, а начать можно хоть с того же ставшего уже хрестоматийным Забылина.

Последняя проблема, о которой мне хотелось бы поговорить – это общая тенденция ориентации на западную магию или духовные практики Востока при скептическом отношении к отечественной магической традиции. К слову, в процессе общения с Морганой Ситхоув, верховной жрицей «Серебряного круга», я выяснила, что на Западе гораздо бережнее относятся к собственной фольклорной магии. В частности, она выразила удивление, что мы не пользуемся русским колдовским наследием. Думаю, что причины этих явлений лежат в советском периоде. Долгие годы атеизма и материализма магическая традиция оставалась делом постепенно вымирающих, «отсталых» стариков да собирателей народного фольклора. При этом первые порой если не были неграмотны, то просто не считали нужным такие вещи записывать, поскольку под влиянием актуальных тогда общественных тенденций не находили их чем-то важным, достойным внимания серьёзных учёных, а значит, и широкого круга читателей. Либо не хотели делиться секретами. Так и вышло, что некая доля материала канула в Лету; однако при знании традиции и принципов, на которых она основывалась, вполне возможно при необходимости пытаться что-то восстановить, хотя бы гипотетически. Плюс к этому, была популярна идея, особенно на закате советского периода, что за границей всё «круче». И это на фоне оторванности от собственной магической традиции. Получилось, что собственных родных сокровищ мы не ценим в основном потому, что о них очень мало знаем. На самом же деле этот магический пласт достоин гораздо более широкого изучения и практического применения.

Я отдаю себе отчёт, что живу в многонациональной стране, среди практиков, приверженных самым разным магическим традициям. Я не призываю всех следовать исключительно русской деревенской магии. Более того, я убеждена, что при должных усилиях можно найти материалы по фольклорной магической традиции и других национальностей. К тому же деревенская магия в абсолютном большинстве случаев была направлена на сугубо практические цели и на тех, кто жил непосредственно в одной деревне или близлежащей с колдующим, тех, кто был для него в физической досягаемости. Это также была магия подручных средств, где обилие, доступность и простота использования маткомпонентов порой значительно компенсировали недостаток ресурса или степени развитости личной силы. Все эти обстоятельства ни в коем случае не отменяют полезности того же западного церемониала или восточных духовных практик в тех областях, которые деревенской магии недоступны – ведь мир современного человека выходит далеко за грани его околотка. Я лишь говорю о том, что данные методы можно сочетать в рамках персональной практики, тем самым в значительной степени её обогащая. Тем более что и Викка, и деревенская традиция относят себя к одной и той же «земной магии».

Автор: Элена Ларина

Source Article from http://wiccanscrolls.ru/osobennosti-ispolzovaniya-derevenskoj-magii-v-ramkax-vikkanskoj-praktiki/

Статьи по теме:

Оставить ответ