Классика и модерн в астрологии

Евгений Колесов (Het Monster)

Астрология — наука богатейшая. Уже в нашей стране существует несколько школ и направлений: авестийская астрология Павла Глобы, «русская школа» Александра Зараева, американо-ориентированные астрологи разных оттенков и одинокие любители экзотических астрологий — китайской, индийской, даже индейской.
Что же делается за рубежом? Первое место, конечно, занимают американцы, компьютерная техника которых позволяет заниматься расчетом чего угодно. Имеются также французские, швейцарские, немецкие программы, рассчитывающие множество фигур и точек, желающие космограмму по двум десяткам систем домов. Все это совершенно сбивает с толку астролога, особенно начинающего.

В России сейчас прослеживаются три направления развития астрологии, сложившиеся, так сказать, «исторически», в основном из-за ограниченности источников поступления литературы в 70-е годы: первое — психологическая астрология (по линии Юнг — Редьяр — Ассаджоли — психосинтез), второе — поиск нового, и третье — разработка старого, классического наследия.

Первое направление хорошо тем, что позволяет нашим астрологам легко «встроиться» в международную палитру: астропсихология (Нью Эйдж, Семь Лучей, наконец, чистое продолжение разработок тех же Юнга и Фрейда) очень популярна на Западе. Кроме того, оно перспективно, потому что астрология — это, в сущности, и есть психология, только понятая на новом уровне.

Второе направление — поиск нового: это и астрокартография Джима Льюиса, и дайэлы (лимбы), и работа с астероидами (Хайди Трайер в Германии, С. и В. Веташ в Петербурге); далее идут Трансплутон-Изида (в отличие от глобовской Прозерпины, которую нигде кроме России не знают), уранианские планеты Гамбургской школы (Адмет, Аполлон, Вулкан, Гадес, Зевс, Кронос, Купидон, Посейдон), азимутальная карта (local space chart), всевозможные новые формы синастрии, композитов, эксперименты с домами (восьмидомная система, Гамбургские дома от Солнца, Луны, МС и AS), гармоники Чарлза Гарвея, переход к геоцентрике и даже галактоцентрике — да мало ли.

Третье — разработка старого: новые виды прогрессий («точка возраста» Бруно Хубера, от AS до VII дома через XII, XI… по семь лет и через I, II, III… по шесть лет), открытие новых закономерностей внутри домов и знаков (low point того же Хубера), модификация интерпретации домов и знаков, изучение «фигур аспектов» (фигуры Джойса), экваториальные расчеты (и у нас есть такой специалист, В. Байдашников из Харькова). Еще жива Гамбургская школа, популярная теперь, правда, больше в Соединенных Штатах.

Из разработок Гамбургской школы, кроме уранианских планет, можно назвать также средние точки (мидпойнты), и противотень, которую у нас называют «антисом»; впрочем, и противотень, и двенадцатеричная тень известны с глубокой древности.

Это замечательно и дает огромный простор для исследований.

Однако настоящими, фундаментальными исследованиями у нас мало кто занимается, буквально несколько человек. Это дело сложное, долгое и дающее результаты далеко не сразу. Прикладными исследованиями, то есть разработкой новых систем ректификации, уточнением значения аспектов, прогрессивных планет и т.п. занимается уже больше народу. Тут результат виден вскоре, его применяют. Но большинство оставляют все же учащиеся — и чистые практики. К ним и обращаюсь.

Астрология, как я уже сказал, богата. Это богатство вызывает некую embarrasse de richesse («головокружение от успехов» — в вольном переводе) или, скорее, невозможность выбора от избытка вариантов. И неуверенность. Отчего это происходит?

Основу астрологии все-таки составляет классика, то, что известно уже четыре тысячи лет: семь планет, двенадцать знаков, пять аспектов. Дальше идет модерн, методы, новые сами по себе или новые для кого-то из нас. Узнав новый метод, астролог конечно должен его испробовать. И это правильно. Я сам с большим удовольствием испробовал все, что только попадало мне в руки, включая разработки Павла Глобы, Саула Айзина или Семиры и Виталия Веташ. Но для подлинной «обкатки» метода, для полного его осознания требуются время и опыт, а между тем завтра астролог узнает еще один метод, послезавтра еще один, и т.д. Времени проникнуть как следует в сущность каждого из них уже не остается, не говоря уже о том, что и «классика», основа астрологии, не всегда еще освоена до конца, не испытана во всех своих ипостасях, тонкостях и ловушках. И человек теряется. Он смотрит на гороскоп и уже не понимает, то ли там говорится за здравие, то ли за упокой.

Мало того. Отсутствие прочной, классической базы во-первых и собственного опыта во-вторых на самом деле лишают человека выбора. Он не в состоянии отличить надежный метод от сомнительного, факт от выдумки, даже «програв» их несколько раз через свои гороскопы.

Тут действует один феномен, подчиняющийся великому закону аналогии (то, что внизу, подобно тому, что наверху): дело в том, что не только космические действия отражаются в нашей жизни, но и наши действия уходят в космос, вызывая в нем изменения, хотя и не столь значительные.

Мы с вами можем придумать планету, вычислить для нее параметры орбиты, подобрать ей дом (обитель), описать ее астрологические значения в домах и знаках, дать ей имя — допустим, Василий Тимофеич. И вставлять ее во все наши гороскопы. И что же вы думаете? Она будет работать! Она будет давать вам информацию, но, так сказать, за ваш собственный счет: из астро-лога вы превращаетесь в астро-манта, подключая к работе телепатию, включаясь в энергетический и информационный обмен со своим клиентом и с Космосом. Между тем астрология — не только искусство, но и наука, она требует расчета, а не только проникновения во внутренние миры клиента. Для такого проникновения можно и гороскопов не строить, это будет уже другая дисциплина, не астрология.

К чему я это говорю? Во-первых, у нас в России пользуются планетами, нигде в мире не известными (классический пример — глобовская Прозерпина). Во-вторых, у нас слишком охотно пользуются «неклассическими» элементами гороскопа — Черной Луной, она же Лилит, Белой Луной, она же Селена (опять же никак не похожая на Белую Луну всего остального мира), знаком (созвездием) Змееносца, теми же астероидами, прочими фиктивными планетами, углубляются в изучение пятеричных, семеричных и девятеричных аспектов, строят далеко идущие выводы на положении планеты в первом и последнем градусе, не говоря уже о совершенно безнадежных попытках использовать лунные стоянки, неправильно называемые «лунными домами», без пересчета их границ по айянамсе (прецессии) — это, кстати, еще и проблема перевода: в наших переводах теряется столько, что русскими текстами бывает просто невозможно пользоваться. Слава Богу, что еще пока не столь широко пользуются узлами планет, «черными» и уранианскими планетами, сто восемью жребиями (которые у нас в переводе с американского называют «частями» или «парсами») и прочими деталями — иначе студенты просто не смогли бы работать.

Нет, на самом деле в опробовании новых методов нет ничего плохого, тем более, если вас интересуют фундаментальные исследования. Но для астролога-практика, а тем более для учащегося все это представляет собой помехи, лишь сбивающие его с толку. Работающие астрологи Запада никогда не забывают, что даже Плутон, открытый в 1930 году, еще во многом не исследован, не ясен, и интерпретировать его надо с большой осторожностью; что же говорить об еще менее исследованных сущностях, таких, как астероиды, а тем более фиктивные планеты? Недаром американский астролог Роберт Хэнд, сам, кстати, описывающий в своих трудах множество фиктивных планет и точек, новые американские разработки и целую коллекцию старых и новых «неклассических» методов, говорит: «Практикующему астрологу хватает хлопот и с традиционной номенклатурой; расчеты дополнительных фигур отнимают слишком много времени».

Все сущности, выходящие за пределы семи планет и пяти аспектов, вторичны. Не зная вторичных сущностей, но зная классику, можно сказать о человеке все. Классику, увы, нужно знать назубок, иначе вы просто пропадете. Зная же вторичные сущности хоть в мельчайших подробностях (что вообще сомнительно, потому что у них нет четырехтысячелетнего опыта разработки), но не зная классики, гороскопа просто понять нельзя. Отсюда и неуверенность.

Вот, собственно и все, о чем я хотел сказать сегодня. Нарабатывайте классику: она вас никогда не подведет. К астероидам же, минорным аспектам, фиктивным планетам и точкам прибегайте лишь тогда, когда информации классического гороскопа окажется недостаточно. Но это, скажу по опыту, бывает редко. Вторичные же сущности изучайте в чисто теоретических целях, ради самообразования; возможно, что какие-то из них (но лишь немногие) станут для вас надежным подспорьем в работе. Но, во-первых, это произойдет далеко не сразу, не завтра, а во-вторых, они все равно останутся лишь подспорьем, резервом, скромным (хоть пусть и дорогим) украшением каждой изучаемой вами неповторимой человеческой личности.

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *