Ивонна Аберроу. А как же традиция? Полярность и сексуальная ориентация в язычестве

Ивонна Аберроу

А как же традиция? Полярность и сексуальная ориентация в язычестве

(Yvonne Aburrow. But what about tradition?)

Примечание переводчика. Ивонна Аберроу с 2009 г. вела портал “Theologies of Immanence” (http://pagantheologies.pbworks.com/w/page/13622068/FrontPage), сыгравший свою роль в появлении современной языческой теологии. Впоследствии выпустила книгу “Inclusive Wicca: All acts of Love and Pleasure” («Инклюзивная викка: все дела любви и наслаждения»), в которой, насколько я могу судить из отрывков, делается попытка преодолеть традиционный для викканской теологии и литургии гетеронормативный подход к божественному. Настоящая заметка посвящена теме «полярности», которая часто становится среди виккан камнем преткновения, когда речь заходит о принятии/непринятии ЛГБТКИА.

При переводе было отчасти изменено содержание приводимых автором конкретно-исторических примеров, чтобы они были понятнее русскоязычному читателю.

Перевод другой статьи И. Аберроу («Викканский взгляд на добро и зло») на русский см. здесь: http://wiccanscrolls.ru/викканский-взгляд-на-добро-и-зло/

Всякий раз, когда я упоминаю полярность в контексте иклюзивной викки, кто-нибудь обязательно задаст мне вопрос: «А как же традиция?» Существует тенденция полагать, что полярность – это всегда нечто, что бывает между мужчиной и женщиной, и что иначе ее просто не достигнуть. Иногда в качестве обязательного требования, предъявляемого к магической работе, выдвигают наличие в ковене мужчин и женщин – предполагается, что иначе полярности не будет, и магии тоже.

Как я уже говорила неоднократно, и как сказал мой друг Альдер Линкуриум в своей отличной статье о полярности, она представляет собой значительно больше, чем взаимодействие мужского и женского тела.

Полярность, в сущности, есть устойчивое взаимодействие между двумя или более силами и элементами. Это движение, стремление силы, присущий этому стремлению ритм, который задает динамику процесса. Как оккультисты, ведьмы или маги мы подмечаем скрытые паттерны, присущие этому ритму и встраиваемся в него, или пытаемся его воспроизвести – сознательно или бессознательно.

Также здесь присутствует резонанс, способность двух людей, имеющих много общего, вместе делать магическую работу. Это подобно симпатической магии.

Наконец, это также синергия, способность нескольких человек совместно вырабатывать магическую энергию, создавая общность, которая является большим, чем сумма ее частей.

Но, если вам хочется поговорить о традиции – которая, в любом случае, постоянно меняется и развивается, – давайте поговорим о традиции. Если вы хотите, чтобы ваше язычество (будь это этнические религии, викка, друидизм или любое другое язычество) было действительно традиционным, по-настоящему соединенным с древними языческими религиями, тогда вам придется не просто терпеть людей из ЛГБТКИА как неизбежное зло, повинуясь необходимость соблюдать приличия «либерального» окружения.

Напротив: по-настоящему традиционным язычникам следует рассматривать ЛГБТКИА как неотъемлемую и необходимую часть общества: ритуалы для обоеполых партнеров следует считать совершенно обычным явлением, стихи поэтов-лесбиянок, таких как Сапфо, следует читать и сохранять для последующих поколений, любовников-геев – таких, как император Адриан и его возлюбленный Антиной, герои Патрокл и Ахилл или тираноубийцы Гармодий и Аристогитон, – следует чтить за их любовь, мужество и жертвенность, богам-траснгендерам, вроде Локи или Вертумна, стоит поклоняться, а в людях-трансгендерах, вроде прорицателя Тиресия, следует высоко ценить их опыт смены пола и идентичности.

Языческое возрождение

Многие из пионеров языческого движения в 20 веке были гомосексуальны или бисексуальны – философ Эдвард Карпентер, стремившийся реформировать общество и переписывавшийся со Львом Толстым, основатель александрийской традиции Алекс Сандерс, основательница дианической викки и вообще движения «духовность Богини» Жужанна Будапешт, основатель викканской георгианской традиции и учредитель «Языческой анти-диффамационной лиги» Лео Мартелло, основатель «Минойского братства», первой языческой традиции, исследующей таинства однополой любви, Эдди Бучински и один из известнейших викканских авторов Скотт Каннингем.

Неясно, когда и как именно гомофобия стала такой важной частью западной культуры. Многие люди хотели бы винить в этом Библию, но эта книга удивительно двусмысленна в вопросах однополой любви. Любовь между Давидом и Ионафаном, Ноеминью и Руфью, Иисусом и Иоанном превозносятся традицией; осуждается же главным образом прелюбодеяние, то есть внебрачный секс (что иногда рассматривается как «секс без любви»). Конечно, впоследствии христиане станут осуждать любые удовольствия тела, но здесь они, по-видимому, следовали общей тенденции осуждать все телесное, которая возобладала в западной культуре с середины первого тысячелетия. Если внимательнее приглядеться к истории церковных запретов, то станет ясно, что они редко проводились в рамках целенаправленных кампаний по искоренению «греха»: так, к примеру, до 1102 г. в Британии, если судить по дошедшему до нас церковному праву, церковь ни разу не говорила верующим, что гомосексуальность – греховна; анальный же секс («содомия») был впервые юридически запрещен в Британии только в 1533 г. (что любопытно, в один год с отпадением Англии от католицизма – прим. пер.)

Взгляды на гомосексуальность в древних языческих религиях

Если взглянуть на древние языческие религии, мы увидим, что большинство из них терпимо относились к разнообразию гендерных идентичностей и сексуальных практик, однако расценивали пассивную роль в сексуальном акте (неважно, кто занимал эту роль – мужчина или женщина) как заведомо «низшую» и нередко постыдную. Такое воззрение можно встретить и у эллинов, и у викингов. Что касается последних, то они относились с крайним презрением к мужчинам, занимавшим пассивную позицию при анальном сексе, однако самого Одина нередко называли ergi, «муж женовидный». Практиковавшие сейд мужчины тоже считались ergi (а Один, в том числе, покровительствовал этому виду шаманизма, научившись ему от Фригг – прим. пер.). Поскольку у викингов существовал конкубинат (практика сожительства, обычно среди военных в походах, допускавшаяся наряду с браком), весьма вероятно, что существовали также однополые союзы подобного рода (как это было в других культурах с институтом конкубината). Известно о проститутках-мужчинах и о жрецах Фрейра, которые исполняли танец с колокольчиками и оценивались новообращенными христианами как «женственные и изнеженные». Необходимо также заметить, что все саги и сказания записывались спустя два-три века после заката языческого общества викингов, притом христианами, однозначно враждебно воспринимавшими гомосексуальность. Кажется, что у скандинавов существовали особые ритуализированные роли для людей с гендерными и сексуальными особенностями (как это было во многих других древних культурах), и, хотя викинги, вероятно, питали отвращение к ergi, последние могли найти себя в почетной и приемлемой роли жрецов Фрейра и Фрейи.

Что касается античных Греции и Рима, то здесь удовольствия и добродетели, связанные с однополой любовью открыто превозносились, и до нас дошло множество свидетельств этому. Однако здесь также активная роль воспринималась как «мужественная», а пассивная – как «недостойная мужа», но однополая любовь не осуждалась. В пантеоне были боги с инвариантами гендерных ролей (Гермафродит), боги, вступавшие в гомосексуальную связь (самый известный пример – Зевс и Ганимед[1]). Как и в других древних культурах, в античности однополая любовь могла и осуждаться, но она никогда не криминализировалась и не становилась табу, и этому в значительной степени способствовала мифология.


Зевс и Ганимед, краснофигурный кратер, нач. V в. до н.э.

Современные языческие традиции для ЛГБТ черпали вдохновение в античных образцах – это верно в отношении упоминавшегося выше «Минойского братства», современных «галлов» (жрецы-трансвеститы, название – из культа Великой Матери и Аттиса), «Храма Антиноя», «Церкви Антиноя», и так далее.

Хотя инклюзивная викка не представляет собой отдельную традицию, и не обращается к древним прецедентам, я всегда отмечаю, что практикующие магию люди с гендерными и сексуальными особенностями присутствовали практически в любой культуре, по словам Богини «все дела любви и наслаждения – Мои ритуалы», а полярность может возникнуть между парой любых противоположностей. Учитывая, что викка стала широко известна лишь в 1950-е гг. и с тех пор претерпела множество метаморфоз, утверждение о полярности мужского и женского как неколебимой и неизменной викканской традиции лишено оснований. Идея о том, что только мужчина и женщина могут производить полярность – гетероцентричный стереотип, укорененный в викторианском воззрении на гендер. В минойской культуре, которая одинаково повлияла на Джеральда Гарднера и Эдди Бучински, однополая любовь, безусловно, принималась.

Заключение: все сложно

В итоге можно заключить, что в разных культурах, и даже внутри одной культуры могут одновременно существовать разные подходы к гомосексуальности и вариативности гендерных ролей. Со временем менялись способы ритуализации необычного опыта, способы его символической репрезентации. Ясно одно: мы не можем просто принять так называемый традиционный христианский подход к гомосексуальности и гендерной вариативности в качестве языческой традиции, и объявить, что такой подход является языческим по преимуществу. Даже в христианских культурах взгляды на однополую любовь могли варьировать от эпохи к эпохе, от страны к стране.

Поэтому, если вы стремитесь возродить некий древний языческий взгляд на мир и придерживаться древних языческих взглядов на ЛГБТКИА, то новость неутешительна: общего набора таких «взглядов» никогда не существовало. Зато древний языческий мир знал ритуалы и общественные роли, специально отведенные для людей из ЛГБТКИА – ритуалы и роли, которые часто воспринимались как особенно священные, а значит – как жуткие и странные. Евнухи-галлы, плясавшие во славу Кибелы и ergi, танцевавшие для Фрейра и Фрейи внушали священный ужас и явственно давали опыт созерцания божественного. Единственный взгляд, который невозможно вычитать из древних текстов – современная запрещающая гомофобия, стремящаяся систематически подавлять любое проявление ненормативной сексуальности и прикрывающаяся совершенно фиктивной отсылкой к «традиции». К сожалению, среди современных язычников, такая «традиция» – не редкость.

Мы живем в современности, в культуре, непохожей ни на одну, что были прежде, и, как бы нам ни интересны были древние практики и взгляды, свои решения мы должны принимать сами, исходя из контекста нашей собственной жизни. Однако, возможно, обращаясь к мифам, легендам и практикам древнего мира, мы сможем уловить тот ореол священного и магического, который для людей прошлых культур, окутывал «другую сексуальность».

Пер.: Гарсиа

Источник: http://www.patheos.com/blogs/sermonsfromthemound/2016/02/but-the-tradition/

[1] Как подмечалось неоднократно, в античной мифологии нет ни одного случая гомосексуальной любви между богами или богинями. Все гомосексуальные партнеры греческих богов – смертные (Ганимед, Кипарис). – Прим. пер.

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *