Игра в слова

http://der-narrenturm.livejournal.com/3793.html

Наткнулся тут намедни на один небезынтересный блог, за авторством, очевидно, родновера. К слову сказать, я давно планировал восстановить свою связь (в односторонне-информативном смысле, разумеется) с данными товарищами, а тут так удачно совпало, что лучшего и искать не нужно, благо автор блога произвел впечатление в целом положительное (ну, не принимая в расчет непримиримость наших идеологических позиций, конечно, но тут не в идеологии дело, а в культуре мышления).

Первое, на что я в данном контексте хочу обратить внимание, так это на весьма показательную ироничную игру словами, использованную автором в одном из постов (лень вставлять ссылку на конкретный пост, да и не суть, в общем-то): он называл «неоязычников» «недоязычниками». Из текста поста становится понятно, что под этими самыми нео-недо-язычниками он понимает, в числе прочих (если не в первую очередь), виккан.

И знаете что? Поймал себя на мысли, что меня-как-викканина это вообще ни разу не задело. А я-как-исследователь даже понимающе улыбнулся.

Собственно, когда-то примерно с этой же темы и начался этот мой блог (собственно, см. самый первый пост). Пожалуй, вполне допустимо будет сказать, что с означенным выше родновером я согласен. По форме. И совершенно не согласен по сути.

Определенно, я не могу сказать за всех виккан. Ну, наверное сейчас ни один конкретный викканин не может говорить за всех виккан, это понятно. Но, в целом, как мне кажется, привести себя в качестве примера я имею основание.

Я никогда, ни в тот момент, когда впервые зажег благовония в честь Всеотца, ни после принятия «официального» посвящения, не называл себя язычником. Мое образование просто не позволяло мне поставить знак тождества между собой и каким-нибудь жрецом из храма Амона или друидом с холмов Ирландии. Они — там, я — здесь, мы бесконечно удалены друг от друга во времени, пространстве и мысли, и мы не одно и то же. Но при этом важно понимать, что данное обстоятельство никак не сказывается на значимости и, если можно так выразится, «наполненности» ни моих религиозных действий и установок, ни, разумеется, жреца и друида.

Действительно, мне бесконечно трудно назвать викку в том виде как я её знаю и вижу язычеством, если под язычеством понимать дохристианские религиозные системы народов Европы (и не только Европы). Это принципиально разные вещи.

Но это не делает её «хуже», разумеется. А, собственно, с чего бы это? К сфере религиозности вообще не применимы коннотации «хуже» — «лучше». Применимы, быть может, «истина» — «не истина», но любая религия априори является «истиной» для своих адептов, найти же хоть сколько-нибудь «объективные» критерии религиозной истинности не представляется возможным.

Для виккан их вера, или, скажу даже резче, для нас наша вера («для меня моя вера», возможно?) истинна, так же как для исторических язычников была истина их. И это хорошо, большего не нужно (да и невозможно большее).

Но вернемся к игре в слова. Раз уж викка не язычество, быть может, допустимо определить её как «неоязычество»? Но тут тоже возникают проблемы: на самом деле викка в свое время  одинаково легко акцептировала (и, можно сказать, делает это и сейчас) как исторические политеистические структуры, так и всевозможные оккультно-эзотерические сюжеты гораздо более позднего времени. Более того, очень много из того, что есть в викке «языческого» она усвоила как раз через оккультизм, герметизм и другие смежные области, а не непосредственно «с грядки», о чем бы там не заявлял Гарднер и как бы сильно это не расстраивало одного известного в узких кругах товарища на букву «В». По крайней мере, исходя из имеющихся на данный момент исследований (честно сказать, я бы и сам был рад, будь эта концепция ошибочной, но увы, что имеем), попытки возвести викку к матриархальным культам плодородия и иже с ними через какую-то однозначно непрерывную линию преемственности — пусть даже не собственно культово-литургическую, а хотя бы чисто интеллектуальную — кажутся крайне наивными и неправдоподобными.

Конечно же, можно пофантазировать на тему, что переняв у оккультной традиции все, разумеется, многократно переработанные ею языческие установки, викка «переработала их в обратную сторону», привела в изначальное состояние, но, увы, стоя в круге перед алтарем со свечами и пентаграммой иначе как фантазий я назвать это не могу. Хотя, наверное, такую тенденцию и можно увидеть, она явно не имеет главенствующего значения.

К слову сказать, сам факт заимствования и присвоения каких-то структур, систем, установок или символов, не важно, из язычества ли, из оккультизма, да пусть даже из христианства, также не является чем-то неправильным или «постыдным»: «все религии делают это». Более того, пожалуй это даже обязательная практика возникновения и эволюции религиозных систем. Благо с наделением всего усвоенного некими новыми «оригинальными» смыслами у виккан проблем не возникает, так же как и не возникало их у христиан, мусульман, буддистов и прочих.

Итак, из всего вышесказанного можно сделать вполне однозначный вывод: викка — новое, современное религиозное образование, она не является «язычеством» в традиционном историческом смысле, и даже «неоязычеством» её можно назвать с большой натяжкой.

Поэтому все упреки в её (в наш) адрес в духе «вы делаете не так, как предки, вы думаете не так, думали ТЕ САМЫЕ язычники, и вообще вы недоязычники!» выглядят довольно глупо и странно.

Всё дело в игре в слова. На викку повесели ярлык «язычество» или «неоязычество», тем самым поставив её в неудобное положение и поместив в один ряд с явлениями пусть в чем-то и похожего, но все же принципиально иного (прежде всего идеологически, что характерно) свойства — теми же самыми родноверами и прочими. И теперь мы вынужденны постоянно оправдываться, хотя оправдываться нам совершенно не в чем.

Кто повесил этот ярлык? Прежде всего, сами же виккане и повесили, что лично для меня печальнее всего. Зачем это было сделано? Ответ, в общем-то, очевиден: дабы придать большую значимость своей религиозной системе в глазах масс, так как во все времена одним из важнейших параметров «крутости» религии считалась её древность.

Но, может быть, стоит уже всё-таки попытаться начать называть вещи своими именами и избавится от эфемерных рамок?

Нет, не поймите меня неправильно, я вовсе не призываю совсем откреститься от язычества и неоязычества, это было бы глупо, и, к тому же, впадением в другую крайность, что тоже ошибочно. Нужно просто четко обозначить, что это наше язычество — это не совсем то язычество, что было у предков, и не совсем то, что пытаются возродить поборники Традиции.

Для нового явления нужно новое слово, а то, что есть сейчас, это всё равно как называть компьютер «коробкой-бабкой-гадательницей» как это делают в Исландии. Оно, может, и передает суть, но лишь отчасти и очень уж избирательно.

И, в завершении поста, всё же не могу удержаться от небольшого камня в огород того самого родновера, прочтение блога которого и подвигло меня на написание этого текста. Признаться, меня крайне веселит то, как он называя виккан «недоязычниками» себя, однако, включает в ряд язычников даже без приставки «нео». Быть может, я сейчас выскажусь довольно грубо, но, на мой скромный взгляд обладателя диплома по религиоведению, современное (да и не современное, в общем-то, тоже) российское родноверие имеет такое же отношение к реальным дохристианским религиозным воззрением и практикам славян, как меланезийский куль карго к американским ВВС. Но претенциозности им, конечно же, не занимать.

Не стоит им уподобляться, я полагаю.

Powered by WPeMatico

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *