Должно ли язычество быть протестом?

Должно ли язычество быть протестом

Должно ли язычество быть протестом

Должно ли язычество быть протестом?

Должно ли язычество всегда быть протестом? Теряем ли мы что-то, когда радикальные духовные движения становятся для общества привычными? Или же на самом деле всё сложнее? Я предлагаю вам рассмотреть три примера.

Первый пример – Парламент Мировых Религий, который проходил с 15 по 19 октября в Солт Лейк Сити. В прошлые выходные моя лента новостей в Facebook была заполнена почти непрерывным потоком сообщений о Парламенте, где многочисленные язычники были полноценными участниками наравне с представителями мировых религий и религиозных меньшинств со всего мира. Парламент не был настолько привычным и обыденным для общества явлением, как, скажем, протестантская церковь в пригороде. Но для тех, кто желает общественного принятия, он был лучшим из возможных вариантов.

Следующий пример – великолепная ретроспектива Колдовского ремесла от Даны Корби (Dana Corby), «Викка – это тантра Запада» (http://www.patheos.com/blogs/agora/2015/10/the-rantin-raven-wicca-was-the-tantra-of-the-west/). В ней Дана пишет:

«Я достаточно стара, чтобы помнить каким было Ремесло в те дни. Оно было сверх сексуальным. Таковы были многие ритуалы, включая Великий Ритуал, и это являлось практически хорошим тоном, спать со своими друзьями-ведьмами.»

Дана не романтизирует не такие уж сексуальные сложности, связанные с этим подходом, но сожалеет о Викке, вычищенной до стерильности: «Я не знаю, как вернуться к нашим корням. Я могу лишь наблюдать за тем, что произошло и происходит, и ощущать огромную потерю.»

Наш последний пример – замечательные люди из проекта «Боги и Радикалы» (Gods & Radicals, http://godsandradicals.org/), подготовившие к публикации первый выпуск журнала под названием «Прекрасное сопротивление» («A Beautiful Resistance», http://godsandradicals.org/a-beautiful-resistance/). Питер Грей написал вступление, в котором сказал:

«Это не означает, что мы так верим, но это означает, что таков наш жизненный опыт, в соответствии с которым мы вынуждены действовать. Религия может быть контролируема, но ничто не может контролировать то множество голосов, которые говорят с нами и через нас. Которые не могут быть объяснены медициной, как опиумные фантазии, безумие или просто истерия.»

У вас не получится протест больший, чем у Питера Грея с его Ремеслом.

Такова загадка современного язычества. Будем ли мы разрушать нормы «правильного» общества? Будем ли мы продвигать Богов и магию в массы? Или, возможно, изменим массовые подходы с их помощью?

Нарушать правила необходимо. Любые общество или культура имеют свои правила и нормы. Некоторые из них диктуются деспотичными правителями или усваиваются через демократические процессы, но большинство развиваются самостоятельно. Несмотря на то, как они сформировались, они становятся Тем, Как Должно Быть. Многие из них имеют под собой некоторое основание – они помогают (или помогали когда-то) поддерживать функционирование общества.

Но с течением времени ситуация меняется. Правила и нормы, которые служили общему делу, оказываются дополнены или извращены для выгоды меньшинства. Непреднамеренные последствия становятся более выраженными и тяжёлыми. Отдельные лица или группы людей, кто был не допущен к обсуждению – или же был унижен им -, решают, что с них довольно. Правила не работают на нас, поэтому мы изменим их или отменим, или же и то, и другое, даже если это приведёт к нарушению законных интересов.

Первые члены современного языческого движения страдали от давления института Христианства и представляли себя живущими в более ранние, более свободные времена. Ведьмы, о которых пишет Дана Корби, практиковали сексуальную магию, но они так же разрушали общественную мораль в области секса, которую находили слишком ограничивающей. Современные политеисты снова отходят от мейнстрима, говорящего нам, что есть лишь один Бог, в сторону субкультуры, утверждающей, что это не так.

Эти нарушения норм необходимы. В каждом отдельном случае правила и нормы общества больше не служат нуждам части его членов. Кто-то должен встать и сказать: «это не работает, я попробую кое-что другое».

Успешное нарушение правил само становится правилом. В течение десятилетий гомосексуализм был «любовью, что не смеет назвать своё имя». В 1969 году полиция подавила бунт у Стоунвол (Stonewall), лидеры которого потом возглавили первый гей-парад в 1970. Посмотрим теперь на 2015 год и увидим, что однополые браки легальные во всех штатах Америки. Это было не так уж просто, и борьба за равные права всё ещё далека от завершения, но тот факт, что теперь мы говорим о конкретных служащих в конкретных компаниях в конкретных штатах, показывает как далеко мы продвинулись.

Мои хорошие друзья, которые только что поженились, рассказали мне, что «люди в свадебном магазине не смогли бы вести себя ещё лучше… особенно после того, как они поняли, что могут продать либо два платья, либо ни одного».

Унитаризм и универсализм были грехом с точки зрения ортодоксального христианства. Но они оказались настолько успешны, что их идеями прониклись протестанты. Это является одной из причин, почему UUA (Unitarian Universalist Association) столь мала – если вы хотите видеть подходы универсализма в своей религии, то для этого уже существует множество вариантов.

Борьба со стереотипами никогда не будет завершена. Афро-американцы смогли добиться законных гражданских прав, но расизм и дискриминация всё ещё существуют. Большинство Америки может улыбаться милым гей-парам, но путь к принятию таких странностей долог. Мы счастливы признать представителей ЛГБТ нормальными людьми, но только пока они живут по правилам и нормам моногамного среднего класса. Общественное мнение обширней, чем любое борющееся со стереотипами движение, и в то время, как оно принимает одни непривычные ему подходы, множеству других подходов оно отказывает в принятии.

Я вижу это на примере реакции на то, что я язычник. «Ты любишь природу? Отлично, я тоже». «Ты практикуешь магию? Не то, чтобы это имело значение… но ты можешь поколдовать для меня?» «Ты поклоняешься множеству Богов? Ты не прав, не прав, НЕ ПРАВ!»

То, что в нас выходит за границы общественных норм, помогаем нам самим и влияет на общественное мнение. Но общественное мнение всегда сможет принять это лишь частично.

Протест поверхностен. Любая стоящая религия для обретения глубины нуждается в материальном. Не имеет значения насколько близко наши вера и практика подводят нас к Богам и духам, они неполноценны, если не приводят нас к конкретным делам для совершенствования мира здесь и сейчас. С одной стороны протест разрушает правила и нормы для достижения этой цели. Но с другой стороны протест ради протеста – это подростковый бунт. Он может быть хорош и необходим, но редко включает в себя духовную или политическую глубину.

Когда я говорю людям, что составляю ритуалы, это нарушает привычный ход их мыслей. Если вам нужно сделать что-то стоящее, и это противоречит правилам, нарушайте правила. Но нарушать правила только потому, что вы не любите правила, — верный путь к неэффективному ритуалу.

Но глубина часто вызывает протест. Прошлогодний скандал в Интернете вокруг жертвоприношений животных был мало связан с правами животных, в основном он был связан со страхом перед людьми, которые воспринимают свою религию всерьёз.

«Люди, воспринимающие свою религию всерьёз, служат напоминанием, что всё это реально. Боги реальны. Предки реальны. Земля, небо и море реальны. И если они реальны, то могут влиять на нас, что некоторые из нас и обсуждали всю прошлую неделю или около того.

Реальные Боги страшнее, чем сосед-политеист, убивающий, чистящий и готовящий курицу у себя на заднем дворе и приправляющий её молитвами и призывами.»

Хотите заставить кого-либо чувствовать себя неудобно? Подождите есть еду в ресторане, пока не совершите над ней молитву. Даже если вы христианин, люди постараются «смотреть, но не видеть» этого. Если вы язычник, они уставятся на вас в изумлении. Если вы мусульманин… что ж, в этой стране ответ на ваши действия может оказаться куда хуже, чем понимание.

Медитируйте, приветствуйте солнце или луну, носите с собой пустую консервную банку, пока ищете мусорное ведро, отказывайтесь от приглашений по причине занятости в религиозной деятельности, в общем-то делайте всё, что демонстрирует, что у вас есть религиозные обязательства и вы относитесь к ним серьёзно, и люди будут поражены. Вы хотите сказать, что ваша религия – это не то, что заставляет вас чувствовать себя хорошо без каких-либо усилий с вашей стороны?

Бесконечный круговорот протестов и одобрений. Возвращаясь к нашему изначальному вопросу, должно ли язычество всегда быть протестом? Я надеюсь, мне удалось показать, что всё гораздо сложнее. Протест необходим, и если всё проходит как надо, то изменение норм оказывается принято обществом. Но общество принимает лишь часть изменений, ту часть, что в среднем близка принятым в обществе ценностям – ценностям, которые часто расходятся с ценностями и добродетелями язычества. Изменение общественных ценностей – долгий, тяжёлый процесс.

Некоторые языческие традиции – особенно Колдовское ремесло – изначально протестны. Они находятся в авангарде языческих движений, указывая на несправедливость, нечестность и нестабильность в нашей культуре и наших жизнях, и помогают бороться с ними. Другие языческие традиции изучают новые ценности и практические подходы, чтобы усилить их – и затем обеспечить альтернативу общественной культуре. Так же остальные традиции обучают своих практиков более глубоким подходам – они меняют культуру, меняя отдельных людей.

Существует много подходов. И если мы собираемся строить мир, в котором общественные ценности совпадают с нашими, нам нужно использовать их все.

Автор: John Beckett
Переводчик: Александр Садовников
Оригинальный текст: http://www.patheos.com/blogs/johnbeckett/2015/10/must..

Источник: wiccanscrolls.ru

Статьи по теме:

Оставить ответ