Десакрализация. За нешгайское отношение к науке.

Для тех, кто не помнит: нешгаи — придуманная Ф. Фармером (Пробуждение каменного бога) фантастическая постчеловеческая раса, которая выращивает технические устройства из семечек (как подсолнухи). «Наука, как метод познания… бла-бла-бла» отсутствует за ненадобностью. Роль науки в ее прикладном аспекте выполняет селекция, т.е. «научно-технический прогресс» на нешгайский переводится, как «акселерация техноселекции».

Нешгаю, в отличие от человека, в голову не придет рассуждать об опасностях науки, поскольку он воспринимает науку, как часть сельского хозяйства и не более. Людям, увы, свойственно идиотское отношение к науке, как к источнику ОТКРОВЕНИЯ, из которого должны вывалиться ответы на «ВЕЧНЫЕ» вопросы о «СМЫСЛЕ ЖИЗНИ» и прочей белиберде, выдуманной невменяемыми деятелями «ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ».

Когда выясняется, что это — не предмет деятельности науки, то на науку обижаются (как же, не удовлетворила культурных запросов!) и отвергают ее в пользу церковной веры.

А уж если наука изобретает нечто, способное при неразумном использовании, сильно испортить жизнь (см. АТОМНАЯ БОМБА, ХИРОСИМА), то ее начинают обвинять во вредности (как будто идея бомбить Хиросиму выведена из научных исследований).

Нешгай (в отличие от человека) не стал бы обижаться на селекцию из-за того, что какой-то дурак посадил супертыкву в метре от дома и она, выросши, сломала фундамент.

Нешгаю (в отличие от человека) в голову не придет требовать от селекционеров, чтобы они занимались чем-то кроме своей работы (как нам не приходит в голову требовать этого от слесаря, плотника, фермера или оператора машинного доения).

Нешгайское общество не будет воспринимать селекцию, как идеологическое учение, тем более — как «антигуманную идеологию, разрушающую моральные устои».

Почему мы, люди (в отличие от нешгаев) занимаемся ерундой по отношению к науке?

А потому, что в европейской науке нового времени (и в общественном отношении к этой науке) сидит недобитая инфекция, которую наука подхватила в христианских монастырях, где ее заставили жить несколько столетий в интервале V — XVII века. Эта зараза то и дело проявляется и в лексике ученых, и в лексике СМИ, комментирующих науку.

Науку то и дело представляют, как некое таинство «мумба-юмба» вроде столоверчения или церковных ритуалов (ученого в классической литературе принято описывать так же, как психически больного монаха «не от мира сего»). От ученых требуют бескорыстного служения чему-то «высшему», на них обижаются, когда они говорят «эй! где деньги?».

Почему, собственно, ученый должен вести себя иначе, чем водопроводчик или инженер? Кто-то тянет трубы, кто-то чертит чертежи, а кто-то делает знания (см. «ИНЖЕНЕРИЯ ЗНАНИЙ»). Это все — производительный труд, который стоит конкретных денег,
Ведь наука — это просто одно из практически необходимых ремесел, отличие лишь в ее большей универсальности и интегрированности с другими практическими ремеслами.

  • Ремесло ученого
  • Ремесло врача
  • Ремесло художника (писателя, поэта)
  • Ремесло учителя (преподавателя)
  • Ремесло политика

Все 5 были в средние века засунуты в церковь и оказались инфицированы сакрализацией.

Если мы не хотим получить неприятнейшие проблемы с развитием этих 5 крайне важных ремесел, нам надо вытравить церковную заразу полностью — и из предмета, и из лексики.

Я бы даже названия поменял.

  • Ученый — инженер знаний
  • Врач — инженер организма
  • Художник — инженер графического дизайна
  • Учитель — инженер по инструктированию
  • Политик — инженер по управлению

«По-моему, так» (с) Винни Пух.

Источник: http://carians.ru/ru/desakralizacija-za-neshgajskoe-otnoshenie-k-nauke  

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *