АСД: история создания

С этой статьи, опубликованной в журнале Рационализатор и Изобретатель, началось мое знакомство с препаратом АСД. Сейчас ситуация с его производством не так плачевна, как в начале двухтысячных. Но найти и купить качественной сделаный препарат все равно непросто. По своему опыту могу советовать АСД производства ФГУП «Армавирская биофабрика».

Двойное убийство АСД

Юрий ЕГОРОВ

Ужасные последствия атомных бомбардировок для здоровья людей прогнозировались еще тогда, когда разработки ядерного оружия в СССР только начинались. Руководители атомного проекта в далеком 1943 году поставили перед учеными задачу найти радиопротектор — средство защиты человека от радиационного облучения. Над этой проблемой трудились десятки различных организаций: химические, медицинские, фармацевтические и даже ветеринарные институты. Ко всему в придачу ход решения сложной задачи и хранился в строгой секретности. Что делали многочисленные химики и медики в поисках радиопротекторов, до сих пор покрыто мраком неизвестности. Зато одна работа, неожиданно вышедшая за пределы секретной лаборатории, в 50-е годы получила довольно широкую огласку.

Итак, кандидат ветеринарных наук Алексей Власович Дорогов был в числе первых ученых, начавших поиски радиопротектора. Ведь сельскохозяйственные животные нуждались в защите от последствий атомного взрыва не меньше, чем люди. Сейчас мы можем только догадываться, каким путем шли мысли Дорогова, но есть предположение, что в основу своих размышлений он положил методику средневековых алхимиков.

 

Какое животное на Земле наиболее приспособлено к жизни в самых экстремальных условиях? Дорогов пришел к выводу, что это — земноводные, и особенно лягушки. Им нипочем любая грязь и отрава, жара и холод (зимой промерзают, а летом оживают). Лягушки ухитряются жить и размножаться на земле, в воде и даже на деревьях. Так, может быть, метаболиты (продукты обмена веществ в клетках), полученные из лягушачьих тканей, и обеспечат наилучшую регуляцию биохимических и физиологических процессов в угнетенном радиацией организме?

Возможно, ход рассуждений Дорогова был несколько иным, но начал он именно с лягушек. Добыча земноводных — не проблема, с ней справились вездесущие пацаны. А дальше пошла настоящая алхимия. Дорогов выпотрошил и тонко порубил тушки, потом подверг их тепловой обработке в самогонном аппарате. В результате получился странного вида конденсат, анализ которого показал, что в жидкости содержится довольно много токсинов фенольного ряда. Впрочем, химики знают, что от фенолов можно легко избавиться, достаточно связать их белком куриных яиц. Эксперимент по очистке прошел успешно, и на свет появился препарат, которому ученый сам присвоил название АСД — антисептик-стимулятор Дорогова.

А дальше начались многочисленные эксперименты, сотни опытов с животными. Результаты оказались настолько впечатляющими, что Алексей Власович рискнул проверить свое лекарство и на страдающих псориазом и нейродермитом людях, которые уже отчаялись победить болезнь. Самое удивительное, что лекарство действовало! Но глубже в медицину Дорогов лезть побоялся — не имел права. А ветеринарные эксперименты продолжил. Но вот беда, самый пик исследований пришелся на голодные военные годы. Мало того что добывать лягушек можно было только в теплое время года, так и обычные куриные яйца стали немыслимым дефицитом. АСД получался для исследователя слишком дорогим удовольствием.

Тогда Дорогов задумался: а нельзя ли отделить фенолы каким-либо иным способом? Например, попробовать расслоить конденсат посредством нагрева на водяной или спиртовой бане. По идее, легкие фенольные фракции должны всплыть. Дорогов неделями колдовал над АСД, но помог, как всегда, его величество случай. Шел очередной опыт, когда экспериментатора вызвали на совещание. Выключив нагрев, Алексей Власович отправился к начальству, а вернулся в лабораторию лишь на утро следующего дня. Эврика! В остывшем сосуде он увидел две четко разделенные фракции: сверху — темно-коричневая, где концентрировались все токсины, а внизу — янтарно-красная, чистейшая, что подтвердили все анализы.

Так Дорогов сумел обойтись без яиц, но и с лягушками была просто беда. И тогда ученый решил заменить исходный продукт. Вместо лягушек он попробовал использовать тушки пушных зверей, которые в изобилии имеются на зверофермах. Дорогов получил конденсат, разделил его по фракциям и провел серию экспериментов. Чистый препарат, названный АСД Ф-2, оказался не менее активным и действенным, чем АСД. Разбавленный водой, он годился для примочек, клизм и спринцеваний. Таким образом, процесс лечения упрощался до обычных гигиенических процедур. Чуть позже, когда спрос на АСД Ф-2 резко вырос, в качестве биосырья Дорогов начал использовать туши бычков и телочек.

В 1948 году ученый наконец получил разрешение на применение обеих фракций в ветеринарии. Как и следовало ожидать, официальная медицина заняла выжидательную позицию. И это несмотря на то, что Дорогов предоставил множество документов, подтверждающих, что новый препарат излечивает практически все кожные заболевания (кроме лепры) — трофические язвы, псориаз, нейродермит. А еще АСД с успехом опробовали гинекологи, урологи, проктологи и даже онкологи. Возможно, чиновники от медицины отнеслись бы к изобретателю и его детищу более благосклонно, убери он из названия свою фамилию. Мол, стоит включить в число соавторов кое-кого из высокопоставленных чиновников, как дела сразу пойдут на лад — намекнули ученому.

И тут, как говорится, помогло несчастье: тяжело заболела одна пожилая женщина. Но не простая старушка, а мать самого всемогущего Лаврентия Павловича. Диагноз звучал как приговор: рак матки с метастазами в печень и легкие. На одном из совещаний второе лицо в государстве (и заботливый сын!) потребовало отыскать врача, который сумел бы вылечить больную мать от смертельной болезни. Приказы Берии в то время выполняли беспрекословно, и сотрудники НКВД развили бурную деятельность, чтобы найти чудо-эскулапа.

О препарате Дорогова уже шла молва, поэтому он вскоре оказался в приемной Лаврентия Павловича. После короткой беседы в личном автомобиле Берии врача доставили в клинику, где лежала приговоренная. Борьба за жизнь шла полгода. Одновременно решалась судьба препарата и его создателя. За лягушками даже зимой отправляли спецрейсы в Крым, для лечения использовался только свежеприготовленный АСД Ф-2, а затем и концентрат АСД(К).

Усилия не пропали даром, женщина была спасена. Об эффекте необычного препарата Берия доложил самому Сталину. Выслушав доклад, немногословный вождь немедленно позвонил тогдашнему министру здравоохранения А.Ф.Третьякову и задал один-единственный вопрос: «Когда АСД будет допущен к широкому применению?» Не сомневайтесь, что на следующий же день, 17 марта 1951 года, протоколом №5 Фармкомитета СССР препарат был разрешен для лечения кожных заболеваний, а Минздрав утвердил программу апробации препарата по остальным болезням со строгой отчетностью. Эксперты подтвердили: панацеи нет, но АСД — лучший тканевый препарат в СССР.

А счастливого изобретателя чудо-лекарства затаскали по квартирам, дачам, клиникам, где страдали члены Политбюро, министры, их чада и домочадцы. Черные машины с правительственными номерами нередко дожидались изобретателя возле входа в институт. По личному указанию всесильного Берии начались эксперименты по массовому лечению туберкулеза у заключенных. Результаты исследований ошеломляли: оказалось, что АСД излечивает даже открытые формы заболевания. Особенно эффективен был “свежий” АСД Ф-2 (99,5—99,6% излечения). Лагерные отчеты показали, что смертность снизилась в несколько раз.

Таким образом, перед изобретателем открывалась блестящая перспектива. Для дальнейшего усовершенствования препарата под Москвой создали секретную лабораторию тканевой терапии, охраняемую взводом солдат. Возглавил работу, разумеется, профессор А.В.Дорогов. И вскоре, как тогда говорили, он «оправдал доверие партии и правительства», получив из концентрата АСД(К) кристаллический антисептик-стимулятор Дорогова АСД Ф-1. Счастливый автор назвал новый препарат «биологической бомбой для лекарств». Небольшие дозы этого препарата излечивали множество болезней. Вот неполный список болезней, по которым, как видно из архивов профессора Дорогова, было зафиксировано улучшение и полное излечение: туберкулез, миокардит, колит, истощение нервной системы, бронхиальная астма, полиартрит, стенокардия, язва желудка, холецистит, рак гортани… В 1954 году началось производство препарата на одном из заводов Владимира. АСД успешно применялся для лечения кожных заболеваний в военных госпиталях, а в некоторых московских клиниках с его помощью лечили гипертоников, язвенников, астматиков. Но самыми удивительными были результаты лечения онкологических заболеваний — препарат возвращал к жизни даже безнадежных больных.

При таком солидном послужном списке лекарство, казалось бы, непременно должно найти широкое применение в медицинской практике. Но в случае с АСД, увы, все получилось наоборот. Грянул 1953 год, умер Сталин, вслед за вождем ушел из жизни Берия, сменились многие высокопоставленные чиновники. А новые властители усмотрели в АСД бомбу для ортодоксальной медицины и подкоп под мощную отечественную фармацевтическую промышленность. В 1955 году против Дорогова возбудили уголовное дело по фактам получения взяток. Ему запретили принимать больных, а лабораторию закрыли. Правда, следствие доказало, что ученый действительно брал взятки, но только «борзыми щенками» — лягушками. По результатам расследования выходило, что Дорогова следует не судить, а представить к званию Героя Соцтруда за создание нового препарата. Дело пришлось замять.

Казалось, враги посрамлены, можно и продолжать. И тут случилось страшное: 8 октября 1957 года возле самой калитки дома нашли тело А.В,Дорогова со смертельной раной на голове. Обстоятельства его смерти остаются тайной и по сей день. Изобретатель трагически погиб, но самое ужасное, что он практически не оставил ни соратников, ни учеников. Видимо, тому причиной завеса секретности, которая всегда окружала его работы. Причем даже после смерти: 14 апреля 1959 года наиболее эффективные виды препарата АСД засекретили, а это самый простой и надежный способ угробить дело. В производстве остались лишь АСД Ф-2 и Ф-3 для лечения кожных заболеваний людей и животных. А сейчас они и вовсе исчезли из фармацевтических справочников и выпускаются лишь как ветеринарные препараты.

Последний, кто знал все секреты производства наиболее эффективных препаратов Дорогова, был его ближайший соратник А.В.Николаев. Он попробовал продолжить дело учителя, но не смог. И в качестве протеста против засекречивания и уничтожения информации о препаратах Николаев покончил жизнь самоубийством.

Эта трагическая история полувековой давности, наверное, долгое время еще оставалась бы красивой легендой, если бы ею не заинтересовался химик Юрий Колбин. Он не только посвятил уйму времени сбору архивных данных о чудо-препаратах, но и сумел восстановить технологию их получения. Уже готовы документы для патентования 10 способов получения АСД. Но, как всегда, патентование требует немалых денег. А уж налаживание производства небольших установок для получения АСД Ф-2, получение разрешения Минздрава на клинические испытания — и вовсе неподъемное дело для одиночки-энтузиаста. Неужели эликсир здоровья и долголетия профессора Дорогова так и останется прекрасной легендой?

Источник: Изобретатель и рационализатор: № 622 10-2001

Статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *